Ultra HD
 
«Триколор ТВ» ULTRA HD

Никита Уткин, РВК, ТК «Кибер-физические системы»: «Россия должна принимать участие в разработке международных стандартов Интернета вещей»

31.10.2017 > 17:06
Никита Уткин Никита Уткин
Председатель комитета «Кибер-физические системы»
Интернет вещей (IoT) — молодая технологическая область, в которой стандартизация ключевых технологий только начинается. Пока единые стандарты не появились, эксперты сетуют на царящий хаос протоколов и платформ, что серьезно осложняет выбор решений для конкретных IoT-проектов. Принципиальный вопрос — как обеспечить совместимость (интероперабельность) IoT-сетей и устройств в умных городах, на смарт-производстве, в быту. Руководитель направления корпоративного развития Российской венчурной компании (РВК), председатель технического комитета по стандартизации «Кибер-физические системы», эксперт ISO/IEC Никита Уткин рассказал «Теле-Спутнику» об организации процесса стандартизации новых технологий в России и ее вкладе в создание международных стандартов.

В декабре 2016 года Российская венчурная компания (РВК) и Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт) объявили о начале формирования технического комитета (ТК) по стандартизации «Кибер-физические системы». ТК, созданный по инициативе РВК, занимается стандартизацией технологий в следующих областях: Интернет вещей (IoT), умные города (Smart cities), большие данные (Big Data), умное производство (Smart manufacturing), а также рядом других направлений рынка кибер-физических систем. Стандарты, разрабатываемые ТК, являются горизонтальными по отношению к отраслям экономики, использующим технологии в сфере его компетенции, и распространяются практически на все сферы цифровой экономики.

Как организована работа по стандартизации технологий Интернета вещей, умного города и других направлений, которыми занимается ваш ТК? И как национальные стандарты, которые вы разрабатываете, соотносятся со стандартами других стран и международными — ICO/IEC?

Начну с предыстории. Дело в том, что с советского времени интенсивность и регулярность участия представителей РФ в международных организациях, занимающихся стандартизацией, прежде всего в ISO (International Organization for Standardization - Международная организация по стандартизации (ИСО, ISO)) и IEC (International Electrotechnical Commission - Международная электротехническая комиссия (МЭК, IEC)), значительно снизилась. Что касается направления перспективных технологий, таких, как «Кибер-физические системы», включая Интернет вещей, умное производство, большие данные, искусственный интеллект, то эти направления, будучи новыми, не так давно развивающимися у нас в стране, находятся в особо сложном положении. Здесь никакой советской наследственности в виде участия в международных структурах и их поддержки попросту нет. Поэтому когда мы вместе с группой коллег, представляющих заметных игроков российского технологического рынка, стали изучать эту ситуацию по ключевым рабочим группам и подкомитетам на международном уровне, то выяснили, что почти нигде российских представителей нет. И три года назад мы начали пилотировать первые рабочие группы при уже существующем национальном ТК и через этот инструмент направлять первых российских экспертов на уровень ISO/IEC, а это единственные организации, разработки которых официально признаются стандартами, а не рекомендациями. В то же время, например, разработки ITU (International Telecommunication Union - Международный союз электросвязи), формально говоря, стандартами все же не являются и представляют собой только рекомендации.

Первые представители РФ стали участвовать в работе на уровне ISO/IEC. Важно объяснить, что есть национальный и международный уровни стандартизации (о региональных стандартах говорить не будем). В чем наша задача? Необходимо, чтобы у российских технологических компаний была возможность участия в глобальных технологических цепочках. Для этого, с одной стороны, нужно соответствовать лучшим международным практикам и стандартам. С другой стороны, нужно иметь возможность для отстаивания своих интересов, то есть закреплять ключевые компетенции своих технологий в этих стандартах. А делать это можно только через непосредственное участие в разработке международных стандартов.

Очевидно, что на международном уровне стандарты разрабатываются с участием большого количества стейкхолдеров. Соответственно, переводя международные стандарты на национальный уровень и гармонизируя их, необходимо не просто «менять обложку», но и смотреть, что хорошо для российских разработчиков и технологических компаний, а что плохо. Именно поэтому в марте 2017 года был создан ТК «Кибер-физические системы». Уже сейчас представители РФ являются участниками рабочих групп и подкомитетов на международном уровне по целому ряду направлений, а по некоторым международным стандартам российские эксперты даже стали соредакторами.

Несмотря на локальные успехи, участие российских представителей в работе на международном уровне все еще носит недостаточно системный характер. Одна и та же группа экспертов должна работать по соответствующим направлениям от начала и до конца разработки, иначе никакого смысла в этом не будет. Большие надежды возлагаем в этом смысле на государственную программу «Цифровая экономика», в которой значительное место уделено и теме нормативно-технического регулирования. Одну из пяти рабочих групп программы «Цифровая экономика» - по исследовательским компетенциям и технологическим заделам - возглавляет генеральный директор РВК Александр Повалко.

Не так давно появилась новость, что в рамках плана мероприятий по кибербезопасности программы «Цифровая экономика» предполагается разработать операционную систему (ОС) для Интернета вещей и промышленного использования со стоимостью разработки до 1,5 млрд руб. Но есть участники рынка, в частности, «Лаборатория Касперского», которая в начале года представила аналогичную собственную ОС / для IoT, создававшуюся в течение почти 10 лет. И выясняется, что они мало что знают об инициативах в рамках программы «Цифровая экономика». Как должны возникать и реализовываться подобные дорогостоящие для бюджета инициативы, чтобы ключевые участники рынка были вовлечены в этот процесс?
В рамках программы «Цифровая экономика» сейчас прорабатываются пять направлений. И работа эта отнюдь не завершена. Центром компетенции в рамках направления, связанного с безопасностью, является Сбербанк, администрирует рабочую группу Наталья Касперская из компании InfoWatch. Должны ли ключевые участники рынка знать об этом? Безусловно, должны. Поэтому в упомянутом направлении программы «Цифровая экономика» организовано 16 тематических подгрупп для того, чтобы наиболее квалифицированные эксперты с рынка были вовлечены в ее работу. Репрезентативность экспертов в ней высокая. И наконец, какие бы инициативы ни были записаны в нынешний план мероприятий, они пока носят достаточно абстрактный характер и скорее говорят о понимании экспертов рабочей группы и подгрупп, в каком направлении нужно двигаться, чтобы в стране развивалась цифровая экономика в широком смысле. Уверен, что в данном случае речь не идет о создании продукта «с нуля», без оглядки на международный, а тем более, российский опыт и реалии. Собрать группу даже сильных компаний, выделить средства и сказать «Сделайте к такому-то сроку Google» трудно реализуемо. Для того, чтобы создавать новые технологические бизнесы, нужны совсем другие инструменты, и не в последнюю очередь нужна институциональная среда, ориентированная на развитие новых технологических бизнесов, или как принято говорить – развитая экосистема.
Когда в прошлом году обсуждалась дорожная карта развития Интернета вещей в РФ, которая позже вошла составной частью в программу «Интернет + город», курируемую Ростелекомом, экспертная группа Правительства РФ раскритиковала один их ключевых пунктов того документа — о создании в стране национальных протоколов IoT. Эксперты заявили об изоляционизме и необходимости участия РФ в глобальном рынке технологий. Что, с вашей точки зрения, нужно создавать в стране, а что — заимствовать на глобальном рынке, возможно на уровне тех же стандартов?

Здесь речь идет все-таки не о стандартах, а о протоколах. Ситуация двоякая. С одной стороны, мы можем участвовать в процессе учета позиций ключевых игроков при разработке того же протокола. С другой стороны, для этого у нас должны быть компании, которые занимаются производством продуктов и предоставлением сервисов, связанных с данными базовыми протоколами. Если этого нет, то участие в международном процессе теряет «горячую» целесообразность. Но очевидно, что компании в РФ с экспортным потенциалом должны соответствовать международному уровню, в том числе в части стандартов и протоколов. Иначе кто же будет покупать их продукцию?

Позиция по данному вопросу должна быть очень взвешенной, с учетом того, насколько этот протокол или стандарт популярен в мире, каковы перспективы его использования и дальнейшего развития. К примеру, в сфере Интернета вещей сейчас активно развиваются решения, базирующиеся на беспроводной технологии сетей Low Power Wide Area, также известной как LPWAN (Low Power Wide Area Networks), например LoRaWAN. Если говорить про Россию, то хочу заметить, что через наш технический комитет по инициативе Фонда развития интернет-инициатив и участников Ассоциации Интернета вещей начата разработка собственного национального стандарта на основе протокола обмена для Интернета вещей в узкополосном спектре NB-FI. Такой подход является классический примером того, как компании берут лучшую мировую практику, учитывают национальные особенности и проблемы: не разрабатывает нечто категорически несовместимое с мировыми технологиями, но адаптирует их к специфике страны.

Но упомянутая вами LoRa – это ведь не стандарт, а решение, разрабатываемой пулом компаний на основе протокола и коммерческого чипа вполне определенного производителя…
И в этом ее преимущество на рынке в его нынешнем состоянии.
Каковы шансы, что российский NB-FI повторит судьбу LoRa, выйдя на зарубежные рынки?
Об этом говорить очень преждевременно. При качественной проработке это может действительно стать национальным отраслевым стандартом. Но для этого требуется очень много работы. А уж если говорить о международном сценарии — тем более.
Поясните, что называется, для «чайников», механизм этого процесса. Есть коммерческий продукт, например, компании «Вавиот», участвующей в создании NB-FI. У компании есть клиенты, запускаются сети в разных регионах, нарабатывается практика. Что нужно сделать с этим решением, чтоб оно превратилось в национальный стандарт? И что изменится в этом случае для самого «Вавиота»?

В первую очередь процесс определяется тем, насколько в решении заинтересован сам рынок. Если это удобно, комфортно, в перспективе — обладает интероперабельностью, то рынок это примет и будет использовать. Обратный пример: в Подмосковье количество используемых на дорогах транспондеров строго соответствует количеству платных трасс. Это фантастический пример того, как в рамках целой технологической ниши, которая имеет хорошие шансы развиваться, в нынешнем состоянии наблюдается полная деградация. Это неудобно в первую очередь пользователю. Если бы это регламентировалось стандартом, то рынок бы проголосовал за него. А так получается, что единственная выигравшая сторона — производитель самих транспондеров.

В случае же технологии «Вавиота», если этот стандарт будет прорисован качественно, то, как минимум будут понятные правила для ключевого условия востребованности на рынке — способности к взаимодействию систем между собой. При создании любой сети, будь то домашняя, корпоративная или индустриальная, вы будете следить, есть ли совместимость. Вы будете выяснять, есть ли инженерная и физическая безопасность. И за ней возникает огромное число следствий и производных. Именно поэтому создание и развитие стандартов с учетом мнений как можно большего количества интересантов дает позитивный экономический эффект.

Эксперты в области умных городов описывают их как системы систем и заявляют о невозможности ситуации, когда один стандарт сможет соответствовать всему многообразию конкретных городских условий. Возникает вопрос, зачем в этой области нужны стандарты как таковые, если условия их применения столь индивидуальны.

Действительно, общепринятый подход к умному городу, как и к множеству других направлений — что это система систем, их совокупность. И здесь опять ключевым является вопрос интероперабельности систем, их взаимодействия при обмене информацией. Без этого ничего работать не будет, как следствие — возникнут большие экономические издержки и дискомфорт для пользователей. Для каждой из технологий подсистем возможен и необходим соответствующий стандарт. Но при этом необходимы общие правила игры для описания, как эта система систем будет взаимодействовать. Ключевыми моментами в работе ISO/IEC в области умных городов как раз является обеспечение интероперабельности (взаимодействия), в том числе семантической. Важное направление — типовая архитектура, на базе которой могут вырастать более конкретизированные решения по стандартам.

В рамках международной работы ISO/IEC все устроено крайне логично и последовательно. Сначала разрабатываются терминологические стандарты, затем — стандарты типовой архитектуры. Неправильно и недопустимо, когда в любом из упомянутых ранее технологических направлений этим уровням присваиваются какие-то конкретизированные регламенты или конкретные решения и продукты. Первостепенным является определение именно базовых стандартов, определяющих правила игры — правил взаимодействия и интероперабельности и той же типовой архитектуры. Без этого двигаться дальше затруднительно.

Может ли появиться универсальный мировой стандарт для умных городов, что-то вроде IP-протокола, которым пользуются все, кто хочет быть подключенным к Интернету?

Предугадать сложно, но уже сейчас очевидно, что те стандарты, которые разрабатываются как международные, учитывают как раз основные типовые моменты. А при разработке национальных стандартов с учетом международной практики уже будут дорабатываться те моменты, которые основаны на национальной специфике. И в этом процессе необходимо занимать проактивную позицию – выступать со своими инициативами как на национальном, так и на международном уровне.

Нельзя забывать о потрясающем окне возможностей, которое создает проактивное участие в разработке стандартов: ведь сложившаяся в мире практика гармонизации стандартов приводит к тому, что при переносе технологических стандартов-лидеров, в большей степени – международных, в меньшей степени – национальных, переносятся и подходы к работе с целыми технологическими направлениями, заложенными в стандарты компаниями и странами, разработавшими их. А это серьезный потенциал для глобального технологического лидерства.

_____________________

Подпишитесь на канал «Теле-Спутника» в Telegram: перейдите по инвайт-ссылке или в поисковой строке мессенджера введите @telesputnik, затем выберите канал «Теле-Спутник» и нажмите кнопку +Join внизу экрана.

Рубрика: IoT Digital Life Style
Все Интервью

Комментарии
Авторизоваться
Ultra HD