Ultra HD
 
«Триколор ТВ» ULTRA HD

«Всего 3% компаний перешли на „цифру“» — о чем говорили на конференции «Эффективное производство 4.0»

27.11.2017 > 17:56
«Всего 3% компаний перешли на „цифру“» — о чем говорили на конференции «Эффективное производство 4.0»
Фото: sk.ru
Четвертая промышленная революция уже провозглашена, и во всем мире компании разными темпами движутся к «Индустрии 4.0». Участники пленарного заседания в рамках конференции «Эффективное производство 4.0», состоявшейся 16 ноября в «Сколково», обсудили, насколько продвинулась Россия в вопросах цифровизации промышленности, возможные направления для приоритетного инвестирования, а также насколько отечественные предприятия готовы к вызовам промышленной революции 4.0.
Александр Фертман, директор департамента по науке и образованию «Сколково», модератор пленарного заседания: Тема эффективного производства является одной из самых болезненных для большинства стран, в том числе, и для России. Ведущие государства, такие как Япония, Корея и Китай, уже запустили программы государственной поддержки цифровизации производств. Что представляет собой эффективное производство для российских предприятий? Какие компоненты (технологические и методологические) эффективного производства позволяют реально повысить производительность труда?
Василий Осьмаков, заместитель министра промышленности и торговли РФ: Эффективное производство с точки зрения государства — это когда ключевые компетенции и центры создания добавленной стоимости являются отечественными. То есть либо являются российскими компаниями, либо находятся на территории РФ. Сравнивать цифровые заводы Японии и Германии с российскими можно сколько угодно долго, однако такое подражательство и копирование не даст нам главного — технологическую независимость и национальную безопасность. Переход к цифровой экономике существенно повышает информационную уязвимость страны, и это мы обязательно должны учитывать. Таким образом, эффективное производство с точки зрения эффективной промышленности — это конкурентоспособное и экспортно-ориентированное предприятие.
Андрей Соколов, генеральный директор DMG MORI Россия: Среди клиентов нашего концерна — более полумиллиона российских предприятий, и, проанализировав их, мы пришли к шокирующему выводу — всего 3% компаний полностью перешли на «цифру». Остальные 97% продолжают зависеть от людей и бумаг. Однако здесь есть и хорошая новость — перед всеми нами открывается громадный потенциал роста в области цифровизации производств. Если мы продолжим игнорировать главные технологические тренды — увеличение объема передаваемой информации и скорости передачи данных — это может серьезно повилять на экономику страны. Большие данные следует соответствующим образом обрабатывать, анализировать, и, на основании этого, строить дальнейшие прогнозы. От этого зависит не только конкурентоспособность российских компании, но и страны в целом. Таким образом, первый шаг — это информатизация и автоматизация производственных процессов на предприятиях, и только после этого — создание полноценного цифрового завода. Так, полностью завершили процесс автоматизации и цифровизации лишь 25% наших клиентов. Нам следует совместно выработать вектор дальнейшего развития отрасли и ускоренного перехода на цифру.
Сергей Недорослев, президент ООО «СТАН»: Я полон здорового оптимизма в отношении цифровизации отечественных предприятий промышленности. Мы как производители оборудования и станков, закладываем в свои изделия перспективные решения и дополнительные возможности, которые не будут использоваться в ближайшее время. Однако через пять лет они точно станут актуальными, когда российские заводы точно перейдут на цифровые технологии. Важно, что решения по цифровизации и автоматизации процессов на предприятиях достаточно дорогие. США, Европа и ряд других стран на государственном уровне серьезно поддерживают местные предприятия — это означает, что заводы получают практически неограниченный доступ к финансированию проектов в этой области по нулевой процентной ставке. И эта ситуация не новая, а длится уже 10 лет. Если аналогичные методы государственной поддержки внедрить в России, то через десять лет мы получим не только конкурентоспособные предприятия промышленности, но и мощную державу. К сожалению, Центральный Банк РФ последние десять лет проводил кредитную политику с точностью до наоборот: процентная ставка с каждым годом лишь увеличивалась. Средняя кредитная ставка сегодня составляет 15,5%. В основном, российские промышленные предприятия берут кредитные займы в долларах, поэтому неудивительно, что многие из заводов в последние годы являются глубоко убыточными. 
Александр Фертман: Концепция цифрового производства должна охватывать всю цепочку формирования ценности и значительно повысить эффективность работы производства. Какие шаги необходимо предпринять промышленному предприятию для перехода? Как видят эту концепцию лидеры инноваций российского рынка?
Дмитрий Иванов, директор по инновационному развитию НПО «Сатурн»: Мы как производственная компания воспринимаем эффективное производство, прежде всего, как конкурентоспособное производство, то есть наша продукция должна быть востребована на мировом рынке. Действительно, на многих российских заводах эксплуатируются станки, выпущенные в 30-хх годах прошлого века. Но это не столь критично. Компания может построить современный участок на заводе, где будет отрабатывать новейшие компетенции, формируя задел на цифровое будущее. Далее компания может совершенно свободно тиражировать эти компетенции на весь завод. В своей практике я не сталкивался с предприятиями, которые разрушили старое производство и «с нуля» построили цифровой завод. Процесс цифрового производства должен идти плавно и обдуманно.
Игорь Богачев, генеральный директор ООО «Цифра»: Действительно, машинное оборудование, даже выпущенное в прошлом веке, прекрасно продолжает работать и сможет эксплуатироваться еще многие годы. Поэтому я согласен с Дмитрием Ивановым, что невозможно полностью избавиться от старого парка оборудования и закупить новое. Цифровая экономика на производстве — это новый уклад и организационные модели на уже устоявшемся рынке. Цифровое производство можно назвать «Facebook станков», где станки старые, а Facebook — новый. Первым шагом мы должны оцифровать нашу «старую» экономику, то есть «подключить» станки в единую сеть на предприятии. Главный вопрос заключается в том, готовы ли предприятия к промышленной революции 4.0?
Игорь Сергеев, директор департамента «Цифровое производство в России» Siemens: Мы считаем, что российские предприятия в принципе готовы к цифровой революции и трансформации производств, кто-то в большей степени, кто-то — в меньшей. Мы работаем с большим количеством предприятий в России, и для нас цифровизация — это высшая стадия автоматизации. Поэтому, те заводы, которые закончили автоматизацию, полностью готовы к переходу в «цифровое будущее». Мы видим большую заинтересованность в цифровом производстве со стороны российских предприятий. Siemens в подобных вопросах всегда начинает с себя — мы полностью перестраиваем внутренние процессы: административные, финансовые и технологические под цифровое производство. На сегодняшний день наши два завода полностью соответствуют концепции «Индустрия 4.0».
Леонид Сорокин, председатель совета директоров, вице-президент Honeywell в России: Некоторые российские предприятия промышленного сектора производят разнообразную продукцию на экспорт, точно такого же качества, как и мировые аналоги. Речь идет о нефтепродуктах, нефтехимии, и т.д., где качество товаров определено спецификацией. Эти отрасли конкурентоспособны и эффективны на мировом рынке. Нефтегазовому сектору удалось добиться высокого признания на мировой арене благодаря использованию новейших технологий. Более того, некоторые предприятия нефтяной индустрии даже более конкурентоспособны и эффективны, чем зарубежные. За последние тридцать лет эти отечественные предприятия сумели провести масштабные модернизации. Таким образом, нефтяная отрасль полностью готова к вызовам цифровой революции. Компания Honeywell является одним из крупнейших в мире производителей авиационного оборудования. Важно, что произвести целиком из отечественных элементов самолет для гражданской авиации не может ни одна страна. Это экономически нецелесообразно. С нашей точки зрения, любая страна, в том числе и Россия, может претендовать на экономическую суверенность, только если у нее есть отечественные OEM. В России они есть.
Алексей Беляков, вице-президент, исполнительный директор кластера передовых производственных технологий «Сколково»: Я долгое время работал со стартапами и занимался венчурным финансированием, поэтому попытаюсь посмотреть на эффективное производство «их глазами». У нас в «Сколково» компании, занимающиеся разработкой инновационных решений в области цифрового производства есть, и их не так мало — около 200. Многие из них сосредоточены на решениях в области искусственного интеллекта и промышленного интернета вещей (IIoT). Поэтому этот рынок перспективен не только для крупных промышленных предприятий, но и небольших компаний-стартапов.
____________________

Подпишитесь на канал «Теле-Спутника» в Telegram: перейдите по инвайт-ссылке или в поисковой строке мессенджера введите @telesputnik, затем выберите канал «Теле-Спутник» и нажмите кнопку +Join внизу экрана.

Все Статьи

Комментарии
Авторизоваться
Ultra HD