Ultra HD
 

Пиратство в закрытых сетях — за рамками дела «Хом-Ап.ТВ»

07.05.2018 > 17:12
Пиратство в закрытых сетях — за рамками дела «Хом-Ап.ТВ»
Фото: Shutterstock
Проблема пиратства в России появилась, пожалуй, вместе с самим платным телевидением. И довольно часто нечистые на руку операторы используют его как способ формирования привлекательных услуг для абонентов по самым низким ценам. Но процедуры поимки пиратов в закрытых сетях слишком сложны, поэтому обычно дело ограничивается обсуждениями прецедента на отраслевых мероприятиях. А новые законодательные нормы и активные действия властей приходятся на долю пиратства в интернете. Тем не менее вопрос пиратства в закрытых сетях не теряет своей актуальности.

Хом-Ап.ТВ – о чем речь?

Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга 16 апреля 2018 года вынес приговор по делу Юрия Москачева, бывшего руководителя компании «Хом-Ап.ТВ». Дело в отношении этого контент-агрегатора было возбуждено в конце марта 2014 года. Первоначально компанию пытались уличить в незаконном распространении каналов «Первого ТВЧ», ВГТРК и «НТВ-Плюс» без соответствующих договоров с правообладателями. Но впоследствии «Первый ТВЧ» и ВГТРК отказались от претензий, а обвинение сосредоточилось на каналах «НТВ-Плюс», которые «Хом-Ап.ТВ» ретранслировала в кабельные сети с 2009 по 2010 год, в том числе за пределами Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В апреле 2018 года Юрий Москачев, генеральный директор компании на момент зафиксированного нарушения, был признан виновным. Однако не исключено, что он подаст апелляцию.

Предприниматель получил три года условно с испытательным сроком в два года за нарушение авторских и смежных прав «НТВ-Плюс», хотя обвинение добивалось, чтобы Москачева приговорили к тюремному заключению сроком на 4,5 года. Иск о взыскании ущерба в размере 12 млн руб. признан по праву, но был оставлен без удовлетворения.

Интересно, что сама компания «Хом-Ап.ТВ», сменив собственников и гендиректора, продолжает работать на рынке.

Пример «Хом-Ап.ТВ» примечателен тем, что нарушение в закрытых сетях было не только зафиксировано, но и преобразовано в дело, доведенное до суда, пусть и в несколько измененном виде. Но в целом само правонарушение и то, во что оно в итоге вылилось, можно считать нетипичным для отрасли.

Формы пиратства в закрытых сетях

Хотя в России в последние годы многое делается для предотвращения пиратства, основные усилия направлены на открытый Интернет. Правовое регулирование в отношении закрытых сетей за последние несколько лет практически не поменялось. Не изменились и пиратские схемы: как и несколько лет назад, представители отрасли чаще всего ссылаются на два самых распространенных сценария.

Первый — трансляция каналов без вещательной лицензии и договоров с каналами. Юридически деятельность может быть оформлена самыми разными способами, а может быть не оформлена вовсе. Но главный признак этого сценария — неподконтрольность Роскомназору из отсутствии лицензии на вещание.

В рекламе для абонентов и в кулуарных разговорах кабельщиков такие предложения часто носят наименование «пакет каналов в подарок к Интернету». Еще лет пять назад подобные предложения публиковались в открытом виде на сайтах интернет-провайдеров. Теперь же пираты стали осторожнее — о «бесплатном ТВ на период тестирования» сообщают абонентам по телефону или в листовках без опознавательных знаков. Да и самих операторов, работающих по такой схеме, стало существенно меньше.

Алексей Амелькин, президент ассоциации кабельных операторов «МАКАТЕЛ»: «Жалоб на пиратство в IPTV-сетях в виде трансляции "бесплатного ТВ" в дополнение к Интернету давно не слышал, но после появления вопросов от «Теле-Спутника» на нашем форуме оказалось, что проблема никуда не делась. Есть также сведения, например, о работе некоего предпринимателя, транслирующего более чем 100 каналов в сети без лицензии и якобы оказывающего не услуги связи, а услуги по сдаче в аренду абонентского кабеля».

Стоит отметить, что в мире активно распространяется похожая форма пиратства – сайты осуществляют трансляцию пакета каналов на своих подписчиков через подключение стороннего интернет-провайдера, иногда даже с использованием приставок. На форуме «МАКАТЕЛ», где мы при подготовке материала задавали вопросы кабельщикам, большинство жалоб было именно на таких пиратов. Но поскольку в этом случае все происходит не в закрытой сети (т.е. для борьбы с этой формой пиратства могут использоваться инструменты фильтрации трафика в промежуточных точках — блокировки), сценарий находится за рамками данного обзора.

Второй сценарий — недоотчетность операторов по абонентам при наличии вещательной лицензии и договоров с каналами. Отчисления операторов телеканалам пропорциональны числу абонентов, получающих сигнал этого канала, а недоотчетность таким образом сокращает платеж.

Недоотчетность в большей степени актуальна для небольших операторов: у крупных есть скидки на контент, возможно, даже договоренности о фиксированных платежах, вне зависимости от абонентской базы. В целом им недоотчитываться невыгодно. А небольшие операторы вынуждены конкурировать с крупными игроками (с разнообразными и недорогими пакетами каналов) и коллегами по цеху их же масштабов. Им такие уловки позволяют существенно поправить экономику.

Фундаментом этой формы пиратства, как считает Михаил Силин, вице-президент Ассоциации кабельного телевидения России (АКТР) и исполнительный директор Евразийской ассоциации кабельного телевидения (ЕАКТ), является непрозрачный рынок взаимоотношений операторов и тематических телеканалов: «Кабельные операторы оправдывают свои действия тем, что телевизионные каналы дают конкурирующим участникам рынка различные условия. Они подозревают, что крупные операторы имеют тарифы в несколько раз ниже в расчете на абонента, и считают это несправедливым. Они предполагают, что занижая свою клиентскую базу в те же несколько раз, они каким-то образом восстанавливают справедливость».

Михаил Силин также упомянул примеры, когда вещатели прекрасно знают о фиктивности отчетов и соглашаются с этим. Если оператор не может платить столько, сколько запросил канал, последнему остается либо снизить тариф, либо пойти на какие-то иные уступки, иначе оператор просто выключит его из пакета. Снижение тарифа означает уменьшение бонусов со стороны правообладателей, поэтому проще сохранить тариф, но закрыть глаза на отчеты. Формально это тоже пиратство, но здесь оператор и телеканал друг друга не обманывают. «Это фундаментальная проблема рынка, связанная с непрозрачностью ценообразования», — считает вице-президент АКТР.

Таким образом, винить в самом существовании недоотчетности только лишь операторов бессмысленно. Попытка ужесточить наказание в данном случае приведет лишь к тому, что часть игроков уйдет с рынка. Ни каналам, ни абонентам от этого легче не станет.

Естественно, варианты нарушения авторских прав в закрытых сетях двумя упомянутыми сценариями не ограничиваются. Агрегация в варианте Home-ip.TV (раздача каналов операторам через IP) — тоже форма пиратства, если при этом нарушаются условия по регионам и средам распространения. «Получив неисключительную лицензию от “НТВ-Плюс”, “Хом-Ап.ТВ” раздавал контент, кому хотел и как хотел. Распоряжался правами, как будто он правообладатель, вовлекая в это дело операторов ШПД, которые не удосужились (а может, не захотели) проверить наличие прав. При совершении сделок нужно проверять контрагента и его возможности. Нельзя же отдаваться исключительно красноречию продавца и его саморекламе, подписывая договоры с сомнительным по закону, но экономически выгодным содержанием», — комментирует Юрий Осипов, заместитель генерального директора ЗАО «Первый ТВЧ». Он добавляет, что сейчас операторы платного ТВ не ведут полностью нелегальный бизнес, называя «Хом-Ап.ТВ» примером мошенников, которые имеют «маскировку».

А туманность законодательства в сфере авторских прав на музыкальные композиции при «правильной» трактовке вопроса может превратить в пирата вообще любого участника рынка. При этом не очень понятно, где граница между осознанной нелегальной работой и законодательными коллизиями. Пират, на которого подают заявление, вполне может найти поводы для ответных обвинений своего «обидчика» в незаконной деятельности, ведь формально сегодня под категорию «пиратов» попадают очень многие из присутствующих на рынке компаний (по разным причинам). И это становится началом локальной бюрократической войны между компаниями, которая не приносит пользы никому.

Алексей Амелькин («МАКАТЕЛ»): «У проблемы пиратства много сторон: это и в принципе наш менталитет "не обманешь — не проживешь", и стремление сэкономить, и желание выжить в условиях, когда более сильные конкуренты имеют в пакетах значительно больше дорогих платных телеканалов и при этом относительно низкую цену на услуги. Отрасль много лет "трудилась" над тем, чтобы сделать платное телевидение в России одним из самых доступных в мире: цена за телевидение у нас очень низкая. “Помогает" в этом и государство, работающее на развитие и без того сильного, но при этом бесплатного эфирного телевидения. Да и население у нас, надо прямо сказать, небогатое и поэтому любящее "халяву". В таких условиях честной игры не стоит ждать ни от одной из сторон».

Мнения отрасли

Существование проблемы признают все участники рынка. Но у сообщества в целом не получается не только выработать открытые для всех правила работы, но и хотя бы начать честный диалог на тему пиратства. В процессе сбора комментариев для этой статьи «Теле-Спутник» столкнулся с тем, что далеко не все компании готовы были высказывать официальную позицию, несмотря на то, что сам факт пиратства они не одобряют.

Кабельщики

Для легально работающих операторов платного телевидения проблемой является демпинг со стороны нечистых на руку коллег, транслирующих популярные каналы бесплатно или по заниженной цене. Благодаря меньшим затратам на контент они могут установить низкую абонентскую плату на пакеты, переманивая к себе зрителей.

Алексей Амелькин («МАКАТЕЛ»): «Коллеги жалуются на низкие цены у конкурентов, что приводит к перетоку абонентов. Из последнего: один из операторов пожаловался, что конкурент транслирует каналы за плату 40 руб. в месяц, а предложение по каналам лучше. Вывод напрашивается однозначный: тут явно или нелегальный прием и трансляция телеканалов, или занижение отчетности. Скорее, первое, поскольку я не представляю, как работать с такой ценой даже просто с соцпакетом, где платных каналов нет, а все затраты — это техническое обслуживание кабельной сети. Такая цена — это явный демпинг на удавливание конкурента. При этом, насколько я знаю, это нигде не сработало: качество работы сети при таких ценах долго обеспечивать невозможно».

Чем именно вызвана низкая цена (отсутствием договора, недоотчетностью или большим запасом финансирования, позволяющим дотировать легальный бизнес), оператору действительно не так уж и важно. При этом сам он не может вести борьбу с пиратами, поскольку его интересы напрямую не нарушаются. Юрий Осипов («Первый ТВЧ»): «Привлечь к ответственности можно только по заявлению того юридического лица, права которого нарушаются и которому причиняют ущерб».

Каналы

Пиратство (если мы не говорим о ситуациях, когда правообладатель закрывает глаза на занижение отчетности, описанных выше) — это прямое нарушение интересов правообладателя. Однако телеканалы не всегда готовы тратить ресурсы на привлечение пиратов к ответственности. Связано это в том числе с тем, что живых денег от вложенных усилий компания, скорее всего, не получит.

Возмещение ущерба — под большим вопросом. Уплаченные штрафы не поступают правообладателю, а бывшие абоненты пиратов либо просто перестают смотреть контент, либо уходят к операторам, в отношениях с которыми есть свои коллизии: из-за недоотчетности одних операторов и скидок за объем, предоставленных самими правообладателями другим игрокам рынка, даже существенное пополнение абонентской базы для них будет практически незаметно.

Ведущие российские каналы активно противостоят пиратству в Интернете — регулярно появляются новости о том, что заблокирована еще сотня сайтов, распространявших сигнал телеканала без согласия последнего. Но в закрытых сетях порой приходится ограничиваться увещеваниями операторов.

Юрий Осипов («Первый ТВЧ»): «Ситуация получила в последнее время вектор на легализацию. Количество договоров с операторами ШПД возросло. Выявляя нарушителя, мы стараемся донести до оператора, что он не прав, и перенести дальнейшую его жизнь в правовую плоскость. Это помогает и решает проблемы, но не всегда. В таких случаях мы работаем над пресечением действий такого оператора».

Можно ли бороться?

Действенных и в то же время быстрых мер борьбы со сложившейся ситуацией не существует. Проблемы отрасли цепляются друг за друга. В частности, недоотчетность по абонентам возможна, потому что нет открытого ценообразования на тематический контент. Открытых цен, в свою очередь, нет из-за того, что не существует механизма гибкого регулирования стоимости контента в зависимости от его популярности. И такой механизм на данный момент создать нельзя, поскольку нет признанных отраслью измерений тематического ТВ. Получается, что недоотчетность связана в том числе с отсутствием измерений так называемого «длинного хвоста» тематических каналов в конце рейтингов. Но единичные предложения как-то упорядочить взаимоотношения сторон уже появляются

Михаил Силин (АКТР): «Для изменения ситуации необходимо сделать два шага. Первый — нужно, чтобы сообщество участников рынка согласилось с необходимостью каких-либо изменений. Второй — требуется разработать процедуру взаимодействия. Здесь все не так просто, есть много нюансов, но это можно было бы сделать, если преодолеть первый шаг. Но пока у некоторых участников рынка, наиболее активно использующих существующую непрозрачность в своих целях, нет желания что-либо менять».

Борьба на практике

Процедуры выявления обоих описанных выше сценариев достаточно сложна. Должен быть юридически грамотно зафиксирован факт предоставления услуги с нарушением. И даже после предоставления всех доказательств оператор, обвиняемый, к примеру, в нелегальной трансляции канала, может сослаться на временный технический сбой. Если все-таки удастся доказать факт нарушения, скорее всего, результатом будет небольшой штраф и, возможно, предписание отключить услугу. Обычно такие истории заканчиваются восстановлением вещания через пару месяцев. При этом затраты на поимку пирата окажутся много выше уплаченного штрафа.

Алексей Амелькин («Макател»): «Начнем с вопроса по недоотчетности. Оператору не доступны сведения, о каком количестве абонентов отчитывается его конкурент. Очень трудно тут кого-то "поймать за руку”. По поводу полностью нелегального бизнеса необходимо обращаться в Роскомнадзор с просьбой проверить факт осуществления лицензируемой деятельности без соответствующих документов и в Федеральную антимонопольную службу с жалобой на недобросовестную конкуренцию, связанную с незаконным использованием прав на результаты интеллектуальной деятельности (ст. 14.4 Закона о конкуренции). Нам в своей практике удалось убедить одно из управлений Роскомнадзора разобраться с оператором IPTV без лицензии на кабельное ТВ, правда, это было довольно давно. Дело кончилось тем, что оператор все-таки лицензию получил, но более никакой ответственности не понес. В случае незаконного предпринимательства можно также обратиться в прокуратуру или в полицию с заявлением о нарушении ст. 14.1 КоАП РФ “Осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (лицензии)”, но перспектив тут меньше».

Законодательство и участие государства

В сегменте закрытых сетей антипиратское законодательство не обновлялось довольно давно.

Алексей Амелькин («МАКАТЕЛ»): «Единственное значимое изменение, которое теоретически может повлиять на решение проблемы. — это появление главы 2.1 в Законе о конкуренции и в ней статьи 14.4 — “Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товаров, работ или услуг.” Новое положение помогает операторам обращаться в Антимонопольный комитет еще до того, как оператор-конкурент займет 50% рынка (ранее это было невозможно). Других изменений, которые могли бы повлиять на ситуацию, не было».

Периодически разные участники рынка высказывают мнение, что в ситуацию должен вмешаться регулятор. Однако другие представители отрасли опасаются такого вмешательства.

Алексей Амелькин («МАКАТЕЛ»): «Законодательством тут вряд ли поможешь, то есть “убить” некоторых коллег можно, если применять такие меры, как лишение лицензий при малейших подозрениях [на пиратство], но решить проблему в корне нельзя. В действующей ситуации предлагать какие-то меры нормативного характера я не считаю возможным, потому что давление на бизнес и так зашло слишком далеко. Привлечение государства к решению проблем отрасли, как правило, оказывает только отрицательное воздействие. Надо искать другие пути: пользоваться уже существующим законодательством и решать проблемы поэтапно, прежде всего сосредоточившись на борьбе с “черными операторами”. Конечно, пиратство в любом виде плохо, но пока ведутся бесконечные разговоры о недоотчетности, некоторые предприниматели, как я указал выше, продают сотни каналов без лицензии за бесценок по договору, якобы сдавая “абонентский кабель в аренду”, и их никто не трогает».

Мнение АКТР

Прав и рычагов для непосредственной борьбы с пиратством у отраслевых организаций на данный момент нет. Однако они могут призвать заинтересованные стороны к диалогу. Именно с этой целью в октябре прошлого года была создана рабочая группа в рамках АКТР. Один из основных вопросов, которые будет прорабатывать группа, — как раз пиратство в закрытых операторских сетях.

«Теле-Спутник» обратился к представителям группы, чтобы получить подробную информацию о планах деятельности. Однако пока что группа не готова представить свои наработки.

Михаил Силин (АКТР): «Пиратство в закрытых сетях — не единственная проблема, но одна из главных. У нас есть целый ряд идей-тезисов, но пока они не оформлены в программу действий. Мы понимаем, какие существуют проблемы. Например, процедура фиксации нарушений очень сложная, а наказание — минимальное. Необходимо предложить какую-то новую процедуру выявления нарушений, чтобы обращаться по этому поводу мог не только вещатель. Кроме того, необходимо существенно увеличить штрафы, чтобы пиратство стало невыгодным. Пока мы не пришли к какому-то общему мнению, в том числе потому, что необходимо еще проанализировать затраты, которые будут нести стороны процесса, и соотнести их с эффективностью возможных мер противодействия пиратству».

Многие из специалистов, вошедших в состав рабочей группы, не первый год участвуют в попытках изменить ситуацию к лучшему. «Мы многократно призывали всех к тому, чтобы начать преобразования на рынке. Три года назад даже собирали круглый стол, пытались создать систему открытых предложений со стороны каналов. При этом мы не говорим, что не должно быть скидок за объем, — просто их надо озвучивать открыто», — дополняет Михаил Силин (АКТР). Но предыдущие попытки решить эту системную проблему результата не дали. Поэтому обсуждение было перенесено в формат рабочей группы, чтобы сформулировать какие-то тезисы — дорожную карту того, как вообще отрасли стоит подходить к изменению ситуации. Цель — создание условий, при которых быть пиратом будет попросту невыгодно. При этом начинать с репрессий никто не собирается. Михаил Силин в беседе с «Теле-Спутником» подчеркнул, что сначала необходимо создать комфортные для всех условия работы, а лишь потом применять какие-то запретительные меры: «Если сейчас пытаться выключить всех, у кого есть хоть малейшие нарушения, отключены будут все операторы. А поскольку мы не можем однозначно провести границу между пиратством и непиратством, сначала необходимо создать условия для регулирования или саморегулирования рынка, чтобы было выгодно работать честно. И лишь после этого можно создавать проблемы тем, кто останется пиратом».

_________________________

Подпишитесь на канал «Теле-Спутника» в Telegram: перейдите по инвайт-ссылке или в поисковой строке мессенджера введите @telesputnik, затем выберите канал «Теле-Спутник» и нажмите кнопку +Join внизу экрана.

Все Статьи

Комментарии
Авторизоваться
Ultra HD