Ultra HD
 

Михаил Демин, «НТВ-Плюс»: «Рано или поздно пользователи откажутся от кабельных и спутниковых способов доставки сигнала»

12.02.2018 > 17:01
Михаил Демин Михаил Демин
Генеральный директор «НТВ-Плюс»
Массовое проникновение интернет-доступа и, как следствие, распространение ОТТ-сервисов, новые модели потребления, появление контента в формате Ultra HD и другие тренды, которые просто нельзя игнорировать, заставляют операторов платного ТВ пересматривать подход к ведению бизнеса. Генеральный директор ООО «НТВ-Плюс» Михаил Демин рассказал «Теле-Спутнику» о секретах выстраивания эффективной стратегии в новых условиях.
Как вы оцениваете нынешнее состояние российского рынка платного ТВ?

В оценке рынка мы исходим из трех ключевых обстоятельств. Первое — это высокий уровень проникновения платного ТВ в нашей стране: около 75%. При этом прирост абонентской базы спутниковых операторов практически прекратился — по итогам III квартала 2017 года он составил всего 0,8%. Отсюда вывод: рассчитывать на быстрый рост абонентской базы нет никаких оснований. Второе — это стабильно низкий «средний чек», или ARPU. Для платного ТВ — около 200 рублей, для «спутника» — 140 рублей. В этом смысле нам есть чем гордиться. «НТВ-Плюс» — это миллион абонентов с самым высоким уровнем ARPU на рынке — около 370 рублей. Наши конкуренты даже не приблизились к этому показателю. И наконец, третье. Операторы платного ТВ и онлайн-кинотеатры продолжают терять доходы из-за пиратства. По некоторым данным, 4,5 млн человек, или 80% суточной аудитории видео длинного и среднего формата, смотрят фильмы и сериалы на нелегальных сайтах. Но при этом все больше людей, до 70% пользователей, готовы платить за контент.

К сожалению, легальные ресурсы отстают в сроках публикации видео. Кроме того, сформировалась общая пользовательская тенденция — поиск «one-stop-shop», или единого привычного места просмотра всего, что захочется, по аналогии с Apple Music, где есть любое или почти любое аудио. Интересно, что разные игроки видят противоположные тренды в одних и тех же событиях отрасли. Некоторые говорят о стремлении владельцев контента продавать свою продукцию самостоятельно, без посредников, через собственные ОТТ-приложения. Мы видим обратное: усиление конкуренции на рынке больших платформ. В этом смысле характерный пример — сделка Disney по покупке Hulu в составе FOX. Ранее тот же холдинг приобрел самую совершенную на сегодня техническую платформу для ОТТ. Поэтому берусь предположить, что у гиганта Netflix появился мощный конкурент.

В чем заключаются новые возможности для расширения абонентской базы в условиях насыщения российского рынка платного ТВ?

Наращивание абонентской базы любыми путями не является для нас самоцелью. Важен эффективный рост, с сохранением контролируемого и минимального на спутниковом рынке значения SAC (sales aquisition cost, стоимость привлечения одного абонента, — прим. «Теле-Спутника»), с тем, чтобы за свое «время жизни» абонент принес компании прибыль. Не все операторы на рынке придерживаются подобной стратегии. Некоторые активно инвестируют в рост, при этом, сознательно или нет, теряя в деньгах.

Для нас важно сохранение ARPU и рост этого показателя. И мы намерены развивать продуктовое предложение, нацеленное на существующую абонентскую базу. С учетом меняющейся модели медиапотребления мы готовим продукты таким образом, чтобы делать клиенту индивидуальное предложение в зависимости от его запросов. Время «раздувания» базовых пакетов давно прошло. Количество каналов в базовом пакете больше не является критерием выбора оператора, абоненту нужно совсем другое.

И конечно, важно перевести «черное» и «серое» потребление в «белое». Для этого необходимо сформировать качественные и удобные предложения, обеспеченные техническими возможностями для комфортного смотрения, к которым можно отнести уровень развития сетей, качество устройств, дружественный интерфейс и доступность библиотек.

Вы рассматриваете сервисы, вещающие в новых средах распространения, как конкурентов или как возможность для какой-либо синергии?
Онлайн-сервисы в той или иной модели предлагают практически все операторы. Их наличие перестало быть конкурентным преимуществом, это «гигиенический минимум» для оператора платного ТВ. Мы хорошо понимаем, что такое «cut the cord» (процесс отказа телезрителей от традиционного платного ТВ в пользу OTT-сервисов, - прим. «Теле-Спутника») — явление, которое произошло, к примеру, на американском рынке. На нашем рынке рано или поздно случится то же самое: пользователи так или иначе откажутся от кабельных способов доставки сигнала, к которым в данном контексте корректно отнести и спутниковое телевидение. Произойдет смена поколений. Число представителей молодежи, потенциальных клиентов стриминговых онлайн-сервисов, или, как говорят, поколений «Y» и «Z», к 2022 году сравняется с количеством представителей поколения «X» — людей, родившихся до 1985 года, потребителей традиционного телевизионного вещания. Произойдет полный переход к сервисам ОТТ, позволяющим потреблять контент с помощью интернет-сетей общего доступа. На мой взгляд, это перспектива следующих 5—7 лет. Пока говорить об этом применительно к отечественному рынку преждевременно.
Что же мешает более быстрому распространению легальных OTT-сервисов в России?

Рост медиапотребления в новых средах ограничен несколькими факторами. Это слабое контентное предложение и неопределенность с системами ценообразования, сложность и неудобство интерфейсов и отсутствие адекватных систем рекомендации — удобных сред контент-навигации, проще говоря, современных телегидов. Кроме прочего, проблемой является недостаточный уровень проникновения ШПД и нестабильность соединений. Сегодня такие сервисы — в телекомах их принято называть VAS — скорее, способствуют удержанию абонентов и ARPU. Но именно за ними будущее, и это общее место.

Таким образом, скорость распространения нелинейного телесмотрения определяется двумя факторами: скоростью смены поколений и проникновением ШПД. В нашей стране до сих пор реальные скорости интернет-доступа недостаточны для качественного просмотра видео. Даже в Центральном федеральном округе, который считается самым развитым с точки зрения широкополосного доступа, средняя скорость недостаточна для просмотра контента в формате 4K. А если мы возьмем регионы с чуть более сложной экономической ситуацией, то там скорости ШПД едва хватает для просмотра телеканала в формате SD. Поэтому сегодня преждевременно говорить о замещении ОТТ-сервисами традиционного кабельного и спутникового ТВ в силу, прежде всего, технических ограничений. OTT-сервисы не заменяют, а дополняют спутниковое ТВ. Пока в России спутник остается самым дешевым каналом доставки контента зрителю.

Ваш сервис для просмотра контента через Интернет лишен этих проблем?

Собственное OTT-решение «НТВ-Плюс» полностью адаптировано для просмотра на мобильных устройствах и является сервисом, генерирующим дополнительный доход. По нашим наблюдениям, стоимость привлечения абонентов в онлайн-среде в шесть раз ниже, чем в спутниковом ТВ, при сопоставимой ARPU. Преимущества сервиса: мобильность — возможность смотреть, где хочешь, и интерактивность — возможность смотреть, когда хочешь. С начала 2018 года пользователям онлайн-телевидения «НТВ-Плюс» доступны полноценные Catch-Up и TimeShift. Мы последовательно расширяем библиотеку кино, с ноября 2017 года онлайн-подписчики получили доступ к сериалам «Амедиатеки» на очень привлекательных условиях.

В феврале 2018 года мы значительно расширяем доступ к ОТТ и предлагаем каждому действующему абоненту смотреть каналы в соответствии с подпиской не только дома, на традиционном большом экране, но и на мобильном устройстве. В тестовом режиме услуга будет доступна абонентам бесплатно в течение нескольких месяцев, а после ввода в коммерческую эксплуатацию ее стоимость не превысит стоимость чашки эспрессо в самом недорогом кафе.

Насколько радужны перспективы у услуги спутникового Интернета на российском рынке?

«НТВ-Плюс» выступает маркетинговым партнером и агентом по продаже, поставщиком услуги является наш партнер — компания Eutelsat Networks. Именно она формирует пакетирование и ценообразование. Мы же принимаем их предложения и выступаем в роли дистрибьютера.

Для нас это нишевая услуга, направленная на расширение продуктовой линейки и ориентированная на удаленные районы, где оптоволокно еще не появилось и появится нескоро. Основными потребителями мы видим придорожную инфраструктуру — автозаправочные станции, станции технического обслуживания, торговые точки, от которых сейчас требуют, чтобы они в онлайн-режиме предоставляли в фискальные службы информацию о совершенных транзакциях. Спутниковый Интернет будет интересен и другим представителям малого и среднего бизнеса.

Можно ли говорить, что это услуга для дачных и частных домохозяйств? Очевидно, можно, потому что в целом в России, по экспертным оценкам, 7 млн загородных домов, чьи владельцы — потенциальные потребителя спутникового Интернета. Но при этом услуга эта достаточно дорогая на входе, поэтому для себя мы оценили максимальную емкость рынка в 1—1,5 млн абонентов на всех операторов. Если произойдет снижение стоимости оборудования и стоимости подключения, услуга, безусловно, сможет «выстрелить».

Как вы оцениваете рыночные перспективы внедрения 4K?

Буду осторожен: я с умеренным оптимизмом оцениваю перспективы внедрения 4K в качестве стандарта домашнего телевидения. В свое время переход от SD к HD позволил существенно повысить качество картинки даже на телевизорах с небольшой диагональю. Тогда это было существенным конкурентным преимуществом. Первые HD-каналы у нас появились в 2007 году. Это был отдельный HD-пакет с каналами «HD КИНО», «HD СПОРТ» и «HD Life». В 2008 году все матчи чемпионата Европы по футболу были показаны в прямой трансляции на каналах «НТВ-Плюс» в формате HD, а сейчас на нашей платформе 42 HD-телеканала. Для зрителей стало не столь важно, сколько всего каналов находится в пакете у оператора, гораздо большее значение имеют количество и качество именно HD-каналов. Повторюсь, это важно, потому что разница в качестве картинки слишком очевидна для смотрящего.

А в связи с 4K все чаще вспоминают уроки физики. Клиентский опыт просмотра каналов высокой и ультравысокой четкости определяется, как известно, тремя факторами: разрешением, или количеством пикселей на дюйм, диагональю, или количеством дюймов, и расстоянием от зрителя до экрана, или физической возможностью глаза различать пиксели. В домашних условиях, при использовании телевизоров стандартного «домашнего» размера, разницы между HD и 4K не видят даже профессионалы. Рынок контента 4K — это рынок для владельцев телевизоров с большой и очень большой диагональю и высоким разрешением. Соответственно, UHD-контент актуален только для больших помещений. Некоторое время назад я был в Нью-Йорке на конференции Streaming Media, где собираются представители крупнейших вещателей, профессионалы в области платного телевидения. В демозоне были представлены телевизоры разных моделей, в основном с диагональю до 45”. И один из коллег, работавших там, спросил: «Как вы думаете, на каком из двух телевизоров картинка в разрешении HD, а на каком — 4K?». Мнения разделились. Но ни один из присутствующих не ответил на вопрос правильно. Как оказалось, на обоих телевизорах была картинка формата 4К. Разница изображения в большей степени зависела от технологий, которые внедряют компании-изготовители при производстве ТВ-панелей. И этот факт надо держать в голове. Это первое.

Второе. Для трансляции UHD-каналов необходимо в три раза больше спутниковых емкостей, чем для HD, и в восемь раз больше, чем для SD. Емкости, которую мы используем для передачи трех UHD-каналов, достаточно для трансляции 25 каналов в стандартном разрешении или 10 каналов в формате высокой четкости. Больше половины затрат нашей компании — это платежи за аренду транспондеров.

На платформе «НТВ-Плюс» есть три телеканала в формате 4К, однако я не могу сказать, что мы ожидаем быстрого замещения SD- и HD-вещания на 4К. Пока этот формат не может стать коммерчески успешным: при переходе от SD-вещания к 4К затраты растут в 7-8, а то и в 10 раз. Но абонент не готов платить в 10 раз больше за каналы, качество которых на домашних экранах кардинально не отличается от картинки в HD.

Но существует технология, которая куда больше влияет на восприятие качества ТВ-изображения, — HDR. Если на бытовом экране картинку в формате Ultra HD от HD-изображения мы с вами можем не отличить, то изображение с широким динамическим диапазоном распознаем наверняка. HDR — это качественно другой формат изображения, с большей глубиной цвета и количеством передаваемых оттенков. Сейчас самые известные технологии — это HDR и Dolby Vision, они открывают, можно сказать, целый мир. Я не знаю, какая из этих технологий победит, но одна из них станет стандартом телевидения. При этом переход от HD к Ultra HD требует кратного увеличения используемой емкости, а переход к HDR — нет. Речь может идти скорее о неких лицензионных выплатах, но никак не об удвоении основных затрат.

Какова роль крупных спортивных состязаний в продвижении новых форматов телесмотрения, в частности 4К? Станет ли чемпионат мира по футболу 2018 года драйвером продвижения новых форматов?

Около пяти лет своей жизни я посвятил организации работы вещателей и средств массовой информации на крупных спортивных мероприятиях, и в платное телевидение пришел как раз из департамента организации работы со СМИ Комитета Олимпийских игр в Сочи. Я многое видел своими глазами и делал своими руками. Безусловно, спорт — это драйвер новых технологий, так было и так будет всегда. Спорт — это специфическая картинка, высокая динамика, сложность обработки и формирования изображения. Поэтому крупные спортивные соревнования всегда использовались для обкатки или, точнее, для презентации новых технологий.

Я думаю, что чемпионат мира 2018 года даст толчок к развитию 4K в России. Насколько я знаю, организаторы соревнований готовы формировать картинку в 4К, вопрос только в наличии или отсутствии спроса. Спорт — это вообще драйвер платного телевидения и, безусловно, драйвер внедрения новых технологий. Олимпийские игры 2004 года стали первыми, которые были показаны в нашей стране полностью, — компания «НТВ-Плюс» тогда приобрела права и показала трансляции всех соревнований, — и в том же году появилось то, что мы сейчас называем ОТТ-показами. Игры в Турине в 2006 году стали началом использования формата HD. В 2012 году из Лондона делали тестовые трансляции соревнований в 3D, и там же я впервые видел тестовую зону трансляции в 8К. Тогда многие говорили, что Токио-2020 будет полностью сниматься и транслироваться в 8К. А в 2014 году оператором «НТВ-Плюс» был организован показ церемонии открытия Олимпийских игр в Сочи в формате Ultra HD.

Интерес к спортивным событиям остается стабильно высоким. Мы видим рост продаж спортивных пакетов в преддверии Олимпийских игр в Пхенчхане. Мы также наблюдаем спрос на трансляции чемпионатов мира по футболу как со стороны частных клиентов, так и стороны спортивных баров, кафе и ресторанов. Безусловно, спорт двигает и будет двигать платное телевидение.

В свое время компания «НТВ-Плюс» называла одной из проблем нелегальные трансляции в общественных местах, в первую очередь барах, ресторанах и букмекерских конторах. Какой метод борьбы с этим явлением сейчас наиболее эффективен?

Самый эффективный способ — это watermark. Мы сейчас внедряем эту технологию вместе с французскими партнерами — компанией, которая осуществляет защиту нашего контента. Это брендирование картинки, предназначенной для публичного просмотра. Технология позволяет сразу определить, лицензирована ли трансляция для публичного использования или нет. И я думаю, что проблема нелегального показа в общественных местах будет решена.

Мы и сейчас ведем эту работу систематически и идем на разные меры — физическую проверку организаций, переговоры и, если необходимо, доведение до возбуждения уголовных дел и судов. Нам приходится обращаться в органы внутренних дел, это наше право и наша обязанность перед теми, кто нам предоставляет контент. Ситуация радикально изменилась после того, как владельцы кафе, баров и ресторанов осознали, что нелегальная трансляция — это вполне реальная ответственность. Они могут сэкономить на нелицензированном просмотре 2-3 тыс. рублей в месяц, но рискуют уголовным преследованием. Если бы цены были неподъемны, то это была бы другая история. Но на сегодняшний день цены приемлемы и даже небольшие организации могут себе позволить оплачивать легальный просмотр контента. Во многом эффективность нашей работы в этом направлении определяется грамотной информационной политикой: мы разъясняем целевой аудитории как условия использования контента, так и риски, связанные с его нелегальной трансляцией. Вот на этом наш успех и держится.

В последнее время операторы спутникового платного ТВ развивают монобрендовые торговые точки. Для чего вы это делаете, в чем видите выигрыш?

Для нас создание монобрендовых точек продаж — это, прежде всего, оптимизация маркетингового бюджета. Затраты на рекламу часто выше, чем затраты на открытие монобрендовых магазинов. Например, поддержка монобрендового фирменного салона на центральной улице города с населением 500 тыс. человек эффективнее и дешевле, чем покупка рекламного щита на той же улице.

Есть еще один фактор: развитие сети монобрендовых салонов — это наш совместный проект с установщиками, программа, которая предусматривает взаимные обязательства между нами и партнерами. У установщиков появляются определенные обязательства, самое главное из них — выполнение определенных показателей по продажам, а также поддержка ассортимента и уровня обслуживания. И мы видим интерес партнеров к программе. Уже сейчас открыты 20 магазинов, формируется база тех установщиков, на которых мы можем опереться. Разговор уже идет не только о продажах, но и об обслуживании, о продвижении более сложных продуктов и сервисов, обучении персонала, реализации программ лояльности.

Какие цели вы ставите перед монобрендовой сетью?

Мы рассчитываем, что создание фирменной розничной сети позволит привлечь новых абонентов и обеспечит дополнительное количество подключений. В планах на 2018 год — открытие еще 70 монобрендовых фирменных салонов. Открывая собственные магазины, мы хотим предоставить потребителям доступ к лучшим новинкам, создать площадку взаимодействия абонентов и компании — место, где можно потрогать технику, увидеть услугу в действии, получить профессиональную консультацию. Сотрудники фирменных салонов дают покупателю больше информации о продукте, предлагают больше сервисов, производят более качественное абонентское обслуживание. Сочетание монобрендовой и мультибрендовой розницы не только не создает внутренней конкуренции, оно позволяет добиться оптимального баланса в продажах.

Хочу обратить особое внимание, что за нашими действиями не стоит попытка убрать с рынка прочих независимых установщиков. Категорически нет. Мы не придем завтра к существующим партнерам с требованием определиться: либо они становятся монобрендовыми, либо мы прекращаем с ними работать. Так вопрос не ставится. Нет планов перераспределить подключения с мультибрендовых на монобрендовых установщиков. И если мы увидим, что такое перераспределение начинает происходить, то будем пересматривать условия развития этого проекта.

Нам важно, чтобы существующие мультибрендовые салоны, на которых мы опираемся, рассматривали нас, как надежного партнера. Мы хотим, чтобы они знали, что могут на нас рассчитывать, что мы не меняем условия при малейшем изменении рыночной конъюнктуры. Мы также хотим быть уверенными, что, в свою очередь, можем рассчитывать на них.

Оправдал ли рынок Дальнего Востока ваши ожидания и прогнозы? Насколько динамика подключений в этом регионе отличается от европейской части России?

Для нас это был сложный, но успешный старт, и мы убеждены в правильности принятого решения. По Дальнему Востоку выполнение задач близко к 100%. Сегодня каждое второе подключение на Дальнем Востоке — подключение абонента «НТВ-Плюс».

Проникновение спутникового ТВ в регионе составляет менее 60%, потенциал рынков Дальнего Востока и Сибири составляет около 2 млн домохозяйств. Это вполне платежеспособный спрос: 97% всех абонентов выбирают не самый дешевый пакет. Но в то же время это непростой рынок, специфика которого определяется близостью Китая, Кореи, Японии. Соответственно, мы транслируем в регионе два китайских канала, CCTV4 и CGTN, и корейский канал KBS. С января появился японский NHK. Мы поставили на платформу канал с азиатскими сериалами «Дорама» — сейчас это очень модная тема, совершенно особый подход к выстраиванию сюжетных линий, частые и совершенно невероятные повороты повествования… Я думаю, что Россию ждет бум популярности азиатских сериалов.

Кроме того, Сибирь и Приморский край — это огромные территории и большие расстояния между населенными пунктами. А значит, и более сложная логистика, в том числе в работе с партнерами.

Вслед за нами деятельность в регионе активизировали другие крупные федеральные игроки. Мы приветствуем любое развитие конкуренции и убеждены в необходимости совместного развития рынка. Появится больше рекламы платного ТВ, больше дилеров и установщиков, больше аналитики. Мы были к этому готовы. Больше операторов — больше плюсов.

_________________________

Подпишитесь на канал «Теле-Спутника» в Telegram: перейдите по инвайт-ссылке или в поисковой строке мессенджера введите @telesputnik, затем выберите канал «Теле-Спутник» и нажмите кнопку +Join внизу экрана.


Рубрика: Цифровое ТВ
Все Интервью

Комментарии
Авторизоваться
Ultra HD