img01 декабря 2014 в 00:00

Будет ли спутниковый ШПД в России? (По материалам конференции SatComRus-2014)

Основной доход спутниковым операторам приносит телевещание: вещательная платформа арендует много ресурса и на большой срок. С сервис-провайдерами сложнее, но и их доля в доходах оператора растет. Как видят перспективы этого рынка основные его ключевые игроки — спутниковые операторы, сервис-провайдеры и поставщики оборудования?

Основной доход спутниковым операторам приносит телевещание: вещательная платформа арендует много ресурса и на большой срок. С сервис-провайдерами сложнее, но и их доля в доходах оператора растет. Как видят перспективы этого рынка основные его ключевые игроки — спутниковые операторы, сервис-провайдеры и поставщики оборудования?

Ка-диапазон — есть ли в России рынок?

Одним из самых актуальных вопросов на сегодня является появление в России емкости Ка-диапазона. И, разумеется, то, как ее будут продавать. 
Оператор не намеревался «бросаться в омут» незнакомой технологии и тратить огромные средства, не понимая сути рынка и даже не будучи уверенным в его перспективах. Заметим, что многие спутниковые операторы до сих пор с большой осторожностью относятся к использованию этого диапазона. Например, Intelsat готов его развивать только при наличии крупного заказчика, который гарантированно оплатит емкость. Российского оператора в планах развития спутникового ШПД сначала хоть как-то поддерживала государственная программа (хотя и там не шла речь о полном финансировании проекта, оператору следовало выкручиваться самостоятельно, да еще и не забывая про социальную составляющую). Тем не менее государственная программа хоть как-то обуславливала наличие рынка, можно было говорить о повторении телевизионной схемы — реализации за дополнительную плату услуг, выходящих за рамки социального минимума. При отсутствии господдержки и госпрограммы наличие рынка — вопрос достаточно туманный.

 Оператор планировал протестировать и технические, и маркетинговые технологии на спутнике «Экспресс-АМ4». На этом космическом аппарате было сформировано два транспондера Ка-диапазона, что позволяло создать опытную зону и провести все необходимые испытания. Рабочая точка этого космического аппарата, 80° в.д., позволяла заинтересовать в опытной эксплуатации Ка-диапазона большое количество региональных операторов. Но эту орбитальную позицию преследовали воистину фатальные неудачи: два космических аппарата — «Экспресс-АМ4» и его точная копия «Экспресс-АМ4R» — были потеряны при запусках. Тем не менее внедрять услуги в Ка-диапазоне было необходимо, и в этой ситуации ГПКС выручил давний партнер — компания Eutelsat, предоставившая емкость нескольких лучей спутника KA-Sat. Этот спутник по большому счету на российский рынок рассчитан не был, он оптимизирован для предоставления услуг спутникового ШПД в Европе. Но несколько лучей с хорошей энергетикой покрывали часть европейской территории России. Можно было начинать работать. Европейская часть страны относительно благополучна в коммуникационном отношении, однако первый опыт использования Ка-диапазона для предоставления широкополосных услуг можно считать успешным — не так давно был зарегистрирован пятитысячный российский пользователь спутника KA-Sat. Спутниковый оператор нашел приемлемую модель работы с сервис-провайдерами (подробнее см. «Теле-Спутник» за июль 2014 г., стр. 28), которые, в свою очередь, выработали маркетинговые схемы работы с абонентами и оптимальные тарифы. 

 Интересна позиция вендоров спутникового оборудования. Сейчас они пытаются своими разработками занять максимально большое количество потенциальных рыночных ниш. Компания iDirect, которая всегда работала в секторе дорогого оборудования, предназначенного даже далеко не для всего корпоративного сектора, а для его весьма требовательных участников, объявила о выходе в B2C и разработке абонентского терминала. В свою очередь, Hughes Network Systems, лидер массового рынка, заявляет о необходимости развития B2C-приложений (подробнее см. «Теле-Спутник» за август 2014 г., стр. 35), а Константин Ланин объявляет о начале разработки регионального хаба. Этот хаб предназначен для экономных корпоративных потребителей и обеспечивает скорость до 1 Гбит/с. В дальнейшем возможно плавное наращивание скоростей. Разработчикам, считает Константин, сегодня необходимо создать пользовательский модем, который из абонентского может становиться корпоративным при смене прошивки. Заметим, что в этом направлении уже давно работает российский разработчик VSAT-технологий — компания «Истар». 

 Уже довольно давно, более десяти лет, одной из самых актуальных задач признается искоренение так называемого «цифрового неравенства». Если говорить обычными словами, это означает, что для российского жителя доступность коммуникационных услуг не должна зависеть от места его проживания. Сначала, как только возник сам термин «цифровое неравенство», его связывали в основном только с телевещанием. Но постепенно, с развитием технологий в крупных городах, в этот термин стали включать и связь: голосовую и интернет-доступ. Еще некоторое время спустя само собой разумеющимся стал и доступ к электронным государственным услугам, и сейчас этому направлению придается важное значение. Например, существуют сервисы, которые предусматривают только доступ к электронной почте, некоторым социальным сетям и (обязательно!) к государственным электронным услугам. В рамках этих сервисов не допускается, например, интернет-серфинг или скачивание медиафайлов, но и тарифы на такой ограниченный сервис, как правило, самые бюджетные, иногда их даже называют социальными. 

 Разумеется, в первую очередь проблема искоренения «цифрового неравенства» касается только небольших населенных пунктов. С телевидением можно сказать, что и разобрались (правда, по большей части стараниями коммерческих операторов), с ШПД пока нет ясности с технологией. Три года назад проектировали РСС-ВСД, российскую спутниковую сеть высокоскоростного доступа (подробнее см. публикации в «Телемультимедиа» от 24 августа 2011 г., «Развитие российской спутниковой сети ШПД», и от 14 февраля 2012 г., : «Российская спутниковая сеть высокоскоростного доступа»). Чуть позднее Минкомсвязи рассуждало об охвате России сетью LTE. А недавно, когда выбрали оператора для решения проблемы «цифрового неравенства» (им стал «Ростелеком»), начались разговоры, что оптоволокно потянут даже не в города, а в населенные пункты 500+. Но, как сказала заместитель генерального директора ГПКС Ксения Дроздова, в нашей истории было немало разных проектов, которые поначалу смотрелись несколько нелогично. Рано или поздно жизнь приводила их к более-менее нормальному виду. В частности, таким проектом Ксения считала тот самый РСС-ВСД в его первоначальном виде, когда оператор в весьма сжатые сроки должен был обеспечить охват двухмиллионной аудитории по ценам, при которых возможность выхода на уровень безубыточности была мало реалена.

 Надо заметить, что все разговоры про «LTE в каждую избу» спутниковых операторов особенно не пугали: все понимали, что трафик от базовой станции надо как-то доставлять, и в большинстве случаев, когда имеет смысл говорить о «цифровом неравенстве», придумать что-то кроме спутника затруднительно. Представители «Ростелекома» в нескольких интервью на тему проекта заявляли о комбинированных решениях, то есть с применением спутниковых технологий. 
Евгений Буйдинов заявляет, что космический аппарат ценой 10 млрд рублей генерирует рынок объемом 400 млрд рублей. Разумеется, это только потенциал, который еще нужно грамотно использовать. 

 На конференции был заключен первый контракт на емкость Ка-диапазона «Экспресс-АМ6». Контракт подписали Виталий Вашкевич (генеральный директор компании «Ка-интернет») и Ксения Дроздова (заместитель генерального директора ГПКС по развитию бизнеса, начальник службы развития бизнеса ГПКС). «Ка-интернет» — пользователь ресурса, ФГУП «Космическая связь» (ГПКС) — оператор космического аппарата. Ксения Дроздова была удивлена теми объемами, которые арендует «Ка-интернет», и даже заявила, что восхищена смелостью компании, готовой их реализовать. В свою очередь, Виталий Вашкевич рассказал «Теле-Спутнику», что условия контракта весьма жесткие. Лимитированы минимальный срок контракта (не меньше 11 лет) и темпы роста потребления трафика (1,2 Гбайт/с — такой трафик провайдер должен потреблять и оплачивать через пять лет). Оговорены жесткие штрафные санкции к обеим сторонам в случае нарушения условий.

 «Ка-интернет» — оператор для операторов, ее клиенты — провайдеры, которые уже будут работать с абонентами. Виталий Вашкевич сказал, что динамика развития абонентской сети в европейской части России через емкость спутника KA-Sat плюс высокая потребность в услуге на Дальнем Востоке позволяют надеяться на быстрое развитие сети на «Экспресс-АМ5». Поэтому он уверен в выполнимости жестких условий контракта. 

Санкции: реалии рынка или страшилка для операторов? 

Спутниковый оператор должен думать вперед, его горизонт планирования измеряется двумя десятками лет. Текущая программа запусков — это важно, но больше для тех, кто будет работать на этих аппаратах. А тем, кто продает емкость, больше нужно думать о том, что будет через несколько лет.

 Будет ли у российских операторов возможность заказа иностранных космических аппаратов — вопрос в свете последних событий весьма дискуссионный. Представитель Airbus Владимир Терехов считает, что волноваться не о чем: запрета на поставку гражданских спутников и комплектующих к ним нет. И вообще он считает, что в обсуждениях вопроса санкций «слишком много пиара и паранойи». Необходимость кооперации европейской космической промышленности с российской очевидна всем и уже достаточно давно. Airbus уже долго работает в этом направлении, и пока ничего не изменилось. 

 Но не все оценивают ситуацию столь оптимистично. Валерий Бутенко (генеральный директор ФГУП «НИИР») считает, что, действительно, явного запрета нет, но при этом оборудование не поставляют. И работать приходится именно в этих реалиях. 

 ОАО «ИСС» при изготовлении коммуникационных аппаратов широко использует иностранные комплектующие. Заметим, что именно использование иностранных блоков полезной нагрузки позволило предприятию начать производить конкуренто­способные аппараты. Юрий Выгонский (ОАО «ИСС» им. Решетнева», заместитель генерального директора по проектированию космических аппаратов.) заявил, что сейчас перед решетневской фирмой стоит задача минимизировать участие иностранных поставщиков в российских космических аппаратах. Правда, это не только и не столько связано с политической ситуацией, сколько с экономикой. Если ранее ОАО «ИСС» полностью закупало блоки полезной нагрузки, то сейчас интегрирует полезную нагрузку у себя, закупая только комплектующие. Такой подход сильно увеличивает список поставщиков, что позволяет не зависеть от одной-двух компаний и, соответственно, быть менее подверженными влиянию политических и экономических катаклизмов. Сейчас эта система интеграции отработана на спутниках серии «Луч» — аппаратах, предназначенных для связи с космическими объектами, в частности с МКС. Но комплектация на эти спутники поставлена Thales. 

 Также ИСС освоили выпуск еще одной ключевой позиции — контурных многолучевых антенн. Именно такие антенны позволяют формировать зону покрытия максимально близко к требуемой зоне обслуживания, например по границам страны. В первую очередь, это позволяет не тратить столь ценную энергетику на те области, в которых оператор работать не собирается. Как сказал Юрий Выгонский, первый спутник с контурной антенной производства ИСС будет запущен в конце 2015 — начале 2016 года. 
Предприятие, заметил Юрий Выгон­ский, не намерено отказываться от международной кооперации (и, добавим, вряд ли сможет, оставаясь на том же уровне по характеристикам спутников), но всеми силами старается повысит гибкость в выборе поставщиков. Сейчас в результате влияния политики сроки изготовления спутников увеличились примерно на 8-10 месяцев. Одна из основных причин задержек — необходимость доказывать отсутствие военного применения приобретаемой продукции. Но предприятие не намерено терять позиции на рынке (и тем более на международном, где уже есть своя, с таким трудом завоеванная ниша), поэтому всеми силами старается вернуться к нормальным срокам поставки аппаратов и где-то через год планирует это сделать. 

 Аналогичная ситуация и у системных интеграторов, например у ГНПО «Связьпроект»: компании из США, которые работают по заказам Министерства обороны, стали требовать предоставления доказательств, что поставляемое оборудование не будет использоваться в военных целях. Это увеличивает сроки поставки примерно на тот же год. 
Российская компания «Истар» — разработчик VSAT-технологий, закупающий за границей комплектующие и разместивший одно из своих производств в Европе. Для предприятия жизненно важна кооперация с иностранными фирмами. Представитель «Истара» отметил положительное влияние санкций: многие российские компании, которым нужно заменить импорт, серьезно подтянулись по качеству. Но при этом, заметил представитель компании, пока по элементной базе для VSAT-оборудования никаких ограничений не наблюдается.  
Интересное замечание высказал Николай Орлов, региональный вице-президент Eutelsat S.A. Он надеется, что никакие санкции не помешают взаимовыгодной кооперации российских компаний с иностранными. Но... Но на всякий случай он напомнил, что у Eutelsat есть богатый опыт работы со странами, к которым отношение со стороны развитых стран Запада несколько, скажем так, неоднозначное. Но все, в том числе и сам Николай, надеются, что столь специфический опыт в данном случае не пригодится. 

 Будут или нет введены какие-либо реальные санкции, серьезно влияющие на российский спутниковый рынок, пока неизвестно. Но очевидно, что сама возможность таких действий (и даже просто слухи) уже оказывает серьезное влияние. В свое время, когда комиссия сената США вскрыла (хотя и не со стопроцентной достоверностью) факты передачи космических технологий американскими компаниями китайским, разразился так называемый «китайский скандал». В ходе его пострадали некоторые американские компании — они были оштрафованы на серьезные суммы, китайские операторы не смогли заказывать космические аппараты у американских фирм. Также был введен запрет на запуск американских спутников китайскими носителями. Были и более мелкие скандалы, связанные с поставкой спутниковых терминалов, поскольку они в принципе могут быть использованы и военными структурами. Так или иначе, политическая кампания проходила, а бизнес оставался.

Новые космические аппараты

Бизнес спутникового оператора в первую очередь зависит от разработчика космических аппаратов. И их отношения иногда напоминают диалоги из пьес абсурда. Оператор требует то, что, по его мнению, будет актуально через 15 лет, а разработчик рассказывает про свои достижения, которые иногда оператору просто непонятны. Разработчик консервативен, каждую новую технологию надо сначала долго и дорого внедрять, а потом долго и тщательно испытывать (ведь оператор потребует еще и надежности). А с другой стороны, если верить операторам, разработчика довольно трудно уговорить (читай «заставить») сделать именно то, что нужно оператору. 
Eutelsat в этом большой проблемы не видит: облик и проект космического аппарата рисуется специалистами оператора, а разработчик должен предоставить, как сказал Николай Орлов, не ту технику, что есть у него на складе, а ту, что реально нужна заказчику. Представитель Airbus подтвердил, что работать с Eutelsat очень непросто, но итоговый результат всегда устраивает обе стороны. 

 Российские операторы и ГПКС в частности тоже хотят работать именно по такой модели. Еще в 1998 году при планировании серии «Экспресс-АМ» один из специалистов ГПКС заявлял: «Нам невыгодно запускать болванки!» («Теле-Спутник», ноябрь 1998 г.). И заметим, что спор между операторами на тему технических характеристик и качества (крайне важный вопрос для российского рынка) не прекращается до сих пор (см. «Теле-Спутник», ноябрь 2011 г., стр. 32, или июнь 2014 г., стр. 42).

 Основной российский разработчик и поставщик спутников связи ОАО «ИСС» им. Решетнева» довольно долго отрабатывал платформу, отвечающую современным запросам оператора. Существующая сегодня линейка аппаратов разного класса должна, по замыслу разработчика, перекрыть все существующие потребности. 
Что касается самого важного вопроса — надежности, — по которому у оператора больше всего претензий, то ОАО «ИСС» утверждает, что в последнее время по качеству достигнут серьезный прорыв и что все предлагаемые конструкции уже прошли орбитальные испытания.
Российские операторы ГПКС и ГКС добиваются возможности свободно заказывать космические аппараты на конкурсной основе. В свою очередь, ОАО «ИСС» нацелено на международный рынок и вроде бы тоже не против такой схемы, считая, что сможет не потерять своих позиций. Так или иначе, но пока большинство спутников в группировке ГПКС — это аппараты ОАО «ИСС».
Заявленные характеристики отвечают современным требованиям операторов. Поэтому в дальнейшем позиции основного российского разработчика коммуникационных аппаратов будут зависеть только от качества. 

Подписка на рассылку

Подпишитесь на рассылку, чтобы одним из первых быть в курсе новых событий