img06 февраля 2024 в 11:43

От лоскутной защиты — к «Великому русскому файрволу»

Этот год начался невиданными по масштабу ограничениями работы интернета в РФ. Сперва блокировали Telegram и WhatsApp во время волнений в Башкортостане и Якутии. Но волна блокировок затронула и другие регионы. Потом в ближащих к границам стран из блока НАТО областях — Псковской, Новгородской и Ленинградской — ночами отключали мобильный интернет под мутными предлогами. Наконец, 30 января и вовсе «уронили» почти весь сегмент .ru из-за собственной некомпетентности. Эдак Россия придет к необходимости создать по примеру Китая «Великий русский файрвол» — не только для борьбы с внешними угрозами, но и для защиты от своих ошибок.

Этот год начался невиданными по масштабу ограничениями работы интернета в РФ. Сперва блокировали Telegram и WhatsApp во время волнений в Башкортостане и Якутии. Но волна блокировок затронула и другие регионы. Потом в ближащих к границам стран из блока НАТО областях — Псковской, Новгородской и Ленинградской — ночами отключали мобильный интернет под мутными предлогами. Наконец, 30 января и вовсе «уронили» почти весь сегмент .ru из-за собственной некомпетентности. Эдак Россия придет к необходимости создать по примеру Китая «Великий русский файрвол» — не только для борьбы с внешними угрозами, но и для защиты от своих ошибок.

А еще в начале февраля был обнародован проект приказа Роскомнадзора (РКН), по которому пользователей интернета и даже операторов связи лишают возможности проверить наличие требований Генпрокуратуры об удалении контента, запрещенного в РФ. Операторы не будут публиковать на «заглушках» основания прокурорских блокировок.

У российского государства нет пока технических силенок и недостаточно политической воли, чтобы запретить мощное идеологическое оружие Запада — YouTube и ряд мессенджеров. Хотя тот же WhatsApp, например, принадлежит компании Meta, признанной в РФ экстремистской организацией.

Даже в самые напряженные моменты весны 2022 года глава Минцифры Шадаев отрицал планы министерства заблокировать YouTube, объясняя это тем, что могут пострадать пользователи.

Но главные козыри YouTube главе ведомства, конечно, известны. Видеохостинг (наряду с другими сервисами американского вендора) использует программно-аппаратный комплекс Google Global Cash, и провайдеры по всему миру подсоединены к этим серверам, чтобы оптимизировать нагрузку на свои мощности. При блокировке Google Global Cash придется ограничивать доступ ко всей инфраструктуре Google, включая, скажем, Android.

Нам пока не по зубам подход Китая, который, заблокировав YouTube, предложил своим гражданам национальную альтернативу — не менее функциональную и качественную. При запрещенном Google самым популярным поисковиком в Поднебесной стал Baidu с долей в три четверти рынка. В отличие от американского поисковика он выдает минимум ссылок на иностранные сайты. Да, в первых ссылках поисковой выдачи в Baidu почти нет органических результатов — идет реклама. Зато коммерсантам предлагается широкий спектр маркетинговых инструментов.

Еще в 2006 году Baidu открыл «Байдупедию», и уже через три недели она обогнала локализованную китайскую версию «Википедии» по числу статей. Теперь их там насчитывается более 15 млн. Правки проходят цензуру. И, конечно, там нет информации о независимости Тайваня.

Еще одно приложение, без которого в Китае не прожить, — WeChat. Ежемесячно им пользуются более миллиарда человек. Создали WeChat в 2011 году как мессенджер на замену WhatsApp. Сегодня этот китайский аналог сочетает в себе возможности WhatsApp, Telegram, Facebook*, Instagram, Uber и Google Play, платежных систем и виртуальных помощников. Такого больше нет нигде в мире.

А YouTube в КНР с лихвой заменяет Youku и еще ряд видеохостингов. Не имевший аналогов на Западе сервис коротких видео TikTok на время даже захватил рынки США и Канады — пока его не стали запрещать как секретное инфооружие китайцев.

В России же применяют комбинированный китайско-иранский подход: развивают доверенные госсервисы, а доступ к вражеским ограничивают. Это абсолютно верный подход, не радикальный, но весьма эффективный: блокировать по кусочкам и на время.

А портит его головотяпство, которого у нас в стране, увы, хватает. Это показала история борьбы РКН с Telegram с 2018 года по 2020-й. И, конечно, январский интернет-шатдаун.

В России используют два метода блокировки — децентрализованный (руками операторов связи) и централизованный (из единого центра РКН с помощью средств ТСПУ), причем последний становится все хитрее и жестче.

Связисты в любой стране всегда были и будут законопослушны. Но учения по блокировке в так называемых «песочницах» не так надежны и показательны, как в реальных условиях работы сетей. Велика вероятность, что временные и локальные ИКТ-ограничения участятся. И это позитивный сценарий, когда не отключается весь сервис или тотально отрубается интернет. Ведь на его базе в стране развивается электронный документооборот, финтех, умное видеонаблюдение, сигнализация и мониторинг. Не все можно запихнуть в специальные закрытые ведомственные сети.

Однако хорошую национальную альтернативу иностранным платформам придется делать все равно. И как можно быстрее. Увы, Rutube как видеохостинг и «VK Мессенджер» пока американским и в подметки не годятся.

При этом телеком-инфраструктура на западных разработках постепенно деградирует, а на китайское оборудование отечественные компании перейти не готовы.

Скоро исполнится два года как Google перестал обновлять свои сервера в России. В среднем сервер Google Global Cash работает три–четыре года. Так как на мир с Западом в обозримом будущем надежды нет никакой, то нужно с лоскутной схемы организации защиты интернет-инфраструктуры переходить к созданию надежного и полностью своего «Великого русского файрвола».

Подписка на рассылку

Подпишитесь на рассылку, чтобы одним из первых быть в курсе новых событий