img06 августа 2008 в 22:03

В России в перспективе останется десяток операторов связи

Интервью с Михаилом Борисовичем Решетовым, Генеральным директором компании ВестКолл о том, как развиваются операторы фиксированной связи в России - о консолидации, конвергенции и перспективах.

Интервью с Михаилом Борисовичем Решетовым, Генеральным директором компании ВестКолл о том, как развиваются операторы фиксированной связи в России - о консолидации, конвергенции и перспективах.

Мы встретились с Михаилом Решетовым, генеральным директором группы компаний "ВестКолл", чтобы узнать о развитии проекта IPTV этого оператора в Петербурге. Но разговор больше пошел о глобальных перспективах развития телекоммуникационных сетей в России. Действительно, внедрение новых услуг и технические проблемы, которые при этом возникают, -- лишь частный вопрос. Технически задача внедрения IPTV решена, а вот как будут развиваться операторы, и смогут ли они себе позволить предложить эту услугу? Что сейчас происходит на рынке, и почему так активно покупаются телекоммуникационные сети?

Главное, что стало понятно из нашего разговора -- направление развития каждой конкретной компании-оператора на самом деле только отчасти зависит от технического прогресса или от интереса абонентов к определенным услугам. Прежде всего, это бизнес. Акционеры, которым принадлежат компании, наверное, иногда думают о пользе для общества, но для них важнее всего оптимальным образом организовать свой бизнес и получить максимальную прибыль. Максимальную прибыль получают пропорционально развивающиеся операторы, предоставляющие разнообразные услуги как юридическим, так и физическим лицам, поэтому сейчас на рынке телекоммуникаций в России происходят два важных процесса: консолидация -- укрупнение операторов, и конвергенция -- объединение телекоммуникационных операторов фиксированной и мобильной связи и операторов кабельных сетей. Михаил Решетов рассказал, как происходят эти процессы и как группа компаний "ВестКолл" планирует развиваться, учитывая названные тенденции.

ТММ: Почему происходит укрупнение операторов связи?

Михаил Решетов: Самый очевидный ответ лежит на поверхности -- это финансовая стабильность. Операторы ориентированы на предоставление как можно более полного комплекса услуг для достижения максимальной финансовой стабильности бизнеса. На самом деле, сегодня в Москве наибольший доход операторам приносит предоставление услуг юридическим клиентам. Крупный бизнес-центр может приносить оператору связи существенный доход. Но для работы с юридическими клиентами нужен опыт работы, который наша компания, например, накапливала годами -- мы умеем искать клиентов, быстро разработать техническое решение, организовать сервисную поддержку. У нас хорошие технические специалисты и опытные продавцы, есть собственная сеть для подключения клиентов. При покупке или поглощении операторов этот опыт работы необходимо беречь.

У операторов ШПД, предоставляющих услуги только физическим лицам, выручка увеличивается медленно, а покупка оператора ШПД окупается только через 4 года -- за это время оператор, работающий в корпоративном секторе, может успеть заработать на покупку двух таких операторов. Однако оператор ШПД более устойчив за счет большей клиентской базы и интересен для иностранных инвесторов. Поэтому крупный оператор заинтересован в соблюдении определенного баланса при предоставлении услуг юридическим и физическим клиентам. Физические абоненты дают оператору платформу, юридические -- выручку. Операторы, работающие на корпоративном рынке и рынке ШПД, идут друг к другу. Рынок двигается к конвергенции. Оптимальное соотношение услуг юридическим и физическим лицам можно попробовать оценить по операторам в развитых странах, где 60% выручки телекоммуникационного оператора дают корпоративные клиенты.

Если говорить о нашем опыте, с самого начала "ВестКолл" ориентировался, прежде всего, на корпоративный рынок и имеет хорошую базу, отличных продавцов и инженеров, которые обеспечивают его успех в этой области; в последние годы и мы начали заниматься предоставлением услуг для физических лиц. Мы считаем, что обязаны заниматься ШПД, так как нужно предоставлять услуги для всего спектра клиентов. В Петербурге мы запустили собственный проект домашних сетей, а в Москве в холдинг нашего акционера фонда Russia Partners входит компания "ИскраТелеком" (http://iskratelecom.ru), работающая, в основном, с физическими клиентами. Вместе с ним в Москве мы охватываем рынок полностью, то есть являемся полносервисным оператором с точки зрения предоставляемых услуг. (Прим.ред.: Russia Partners II -- инвестиционный фонд, который летом 2007 года приобрел около 50% "ВестКолл" -- см. Коммерсант и westcall.ru .)

ТММ: Каковы механизмы консолидации операторов связи, происходящей сейчас на российском рынке?

М.Р.: Как я уже говорил, чем больше компания, тем эффективнее ее финансовая деятельность. Поэтому при приобретении оператора существует "премия за размер" -- чем ты больше, тем дороже стоишь, поскольку правильнее распределяются финансы, максимизируется возврат капитала, растет капитализация. Вот почему сейчас происходит консолидация операторов, слияния и поглощения. Потом крупные операторы выходят на IPO -- начинают продавать свои акции на бирже. Именно так планирует развиваться и "ВестКолл" -- укрупняться и выходить на биржу. С моей точки зрения, в России, в конце концов, останется десяток операторов, как в Китае, но процесс консолидации идет медленно и сталкивается с серьезной конкуренцией в каждой из ниш.

Я не сомневаюсь, что мелкие операторы ШПД неизбежно исчезнут. Если, к примеру, просто заниматься предоставлением услуг ШПД населению в одном отдельно взятом районе крупного города, то постоянный доход оператору обеспечен и клиентам он может обеспечить отличный сервис, но шансов на жизнь у него нет. После достижения максимального охвата населения в своем районе рост дохода от услуг будет очень небольшим. Акционерам выгоднее продать такого оператора и положить деньги в банк. При этом нужно поторопиться с продажей -- если у оператора нет перспектив роста, он и другим покупателям мало интересен. Его купят, когда оператору нужно закрыть конкретный район либо когда оператору не хватает количества абонентов, например, для выхода на биржу. Если у оператора ШПД нет никаких скрытых преимуществ, он стоит максимум 400-500 долларов за абонента.

Хотя мы предпочитаем не считать абонентов, их только журналисты считают. Берут стоимость сделки, делят на количество абонентов. Получается ерунда. Мы купили "Коламбия-Телеком" в Волгограде, и кто-то посчитал, что один абонент нам обошелся в 1500 долларов. Просто взяли сумму сделки и поделили на количество абонентов, которое мы указали в новостном материале. Но при этом не учли корпоративных клиентов. Один корпоративный клиент в Москве может приносить более десяти тысяч долларов в месяц, а частное лицо приносит, приблизительно, 15 долларов ARPU. Поэтому бессмысленно считать одного корпоративного клиента как одного конечного пользователя и делить доход на количество клиентов. Кроме того, при определении настоящей стоимости учитываются различные дополнительные межоператорские взаимоотношения, например, доход от внутризонового трафика.

Поэтому настоящая цена определяется не по числу абонентов, а по доходам компании. Обычно цена компании в операторском бизнесе находится в пределах от двух выручек или 6 EBITDA до 2,5-3 выручек или 8 EBITDA. Сейчас на операторском рынке цены взвинчены, потому что он стабильно растет, в стране есть деньги, благодаря высоким доходам, и интерес к покупке региональных компаний очень велик, но в среднем компания не может стоить более 2-2,5 выручек за год.

ТММ: Региональный рынок действительно сейчас так интересен?

М.Р.: В Москве на операторском рынке конкуренция очень высокая, проникновение ШПД − более 50%, мелким операторам расти уже некуда, а крупные растут только за счет приобретений. В Санкт-Петербурге другая картина -- много мелких операторов, и они не консолидированы. В регионах же есть большой спрос на услуги, а охват рынка операторами пока небольшой, то есть у операторов есть возможности для роста.

Я считаю, что на региональном рынке сейчас важно не упустить время. Региональным операторам осталось максимум полтора года для роста -- этот год и следующий, 2009-й, сейчас рынок в регионах "пошел". Хороший охват для компании в среднем регионе -- около 20 тысяч абонентов. Если брать средний город с 500 тысячами населения -- это 100-150 домохозяйств. 20 тысяч абонентов -- это 20% рынка. Для операторов это уже будет привлекательный актив.

В регионах мы готовы приобретать телекоммуникационных операторов, предоставляющих полный спектр телекоммуникационных сервисов. Это операторы местной связи, желательно зоновые, чтобы был дополнительный доход от пропуска трафика. Мы стараемся покупать лидеров, которые предоставляют услуги и корпоративным, и физическим клиентам. Только корпоративный рынок в регионах недостаточен для такого же роста, как в Москве и Петербурге, поскольку число клиентов там ограничено.

Телекоммуникационный оператор, который построил сеть для обслуживания корпоративных клиентов и сумел заработать деньги, предоставляя им услуги, старается запустить проект ШПД, используя технологию FTTB -- волокно до дома. Если работать на корпоративном рынке, а также предоставлять услуги ШПД физическим лицам, то стоимость оператора за 2 года должна удвоиться.

ТММ: Поговорим теперь о конвергенции операторов связи и операторов кабельного ТВ. Насколько масштабен этот процесс?

М.Р.: Мы двигаемся навстречу друг другу -- они стали предоставлять Интернет, а мы -- ТВ. Поэтому в перспективе возможно наше слияние с кабельной компанией. Ряд операторов связи сейчас обсуждает варианты слияния с операторами кабельного ТВ, но с ними трудно договариваться, потому что у них другая идеология. Кабельные операторы начинали с предоставления услуг телевидения за 3-4 доллара в месяц очень большому числу клиентов, а потом стали предоставлять для части абонентов Интернет за 15 долларов. Получается, что доход от одного абонента у кабельного оператора ниже, но зато очень большой охват, и с операторами, предлагающими услуги связи, их сравнивать трудно. Более того, на этом рынке было мало сделок, а те, которые были, давали покупателям дополнительные бонусы, поэтому цена была завышена. Операторы кабельного ТВ для получения кредита или займа, или для продажи заявляют, что они стоят пять годовых выручек -- то есть оценивают себя выше, чем операторы телекоммуникационных сетей. Для операторов телекоммуникационных сетей такая цифра кажется взятой из воздуха.

ТММ: А что происходит на рынке фиксированной и мобильной связи -- есть ли там предпосылки к слиянию?

М.Р.: Конвергенция с мобильной связью пока идет медленно, потому что модель MVNO (Virtual Network Operator) не работает в России. "ВестКолл" работает с "Мегафоном", предоставляя своим корпоративным клиентам дополнительные услуги, но работа идет по агентскому соглашению и существенной прибыли не приносит. Мобильные операторы в России сами до конца не выросли, поэтому пока не интересуются такими услугами. В России мобильный оператор стоит дороже, поэтому мобильные операторы покупают фиксированных. У нас цепочка такая -- "Вымпелком" купил "Годен", который купил "Корбину".

ТММ: Насколько востребованы в настоящее время новые услуги, такие как IPTV?

М.Р.: IPTV -- интересная тема. Мы считаем, что заниматься этим направлением надо, но с точки зрения экономики на него пока не рассчитываем. Сегодня IPTV работает только на увеличение лояльности клиента, ARPU пока никакого нет. Нужно как минимум 20-30 тысяч клиентов, чтобы IPTV стало окупаться. Пока же это все делается для того, чтобы ты мог называться оператором широкополосного доступа и мог претендовать на долю рынка -- то есть не делать этого ты не можешь, особенно в регионах. Например, мы купили оператора связи, предоставляющего услуги ШПД в Волгограде. Известно, что туда придет другой оператор, у которой эта услуга есть, и есть вероятность, что клиенты начнут переходить к нему. Нам просто нельзя отставать, IPTV необходимо как маркетинговая услуга. В дальнейшем, нам, возможно, придется создать компанию, которая будет предоставлять услуги IPTV для всех операторов, входящих в холдинг.

Сейчас "ВестКолл" тестирует IPTV в своей сети в Петербурге. Мы не стали изобретать велосипед, ведь в наш холдинг входит "ИскраТелеком", уже давно успешно оказывающая услуги IPTV даже в HDTV формате в Москве, у компании уже есть опыт и наработаны связи с правообладателями. Для запуска петербургского проекта мы арендовали канал Москва-- Петербург и начали передавать контент "Искры". В планах -- добавить дополнительные местные каналы. Пока в Петербурге услуга тестируется, нам еще нужно наладить биллинг, дополнительные услуги, проверить качество, поставить дополнительное оборудование и т.д.

Преимущества IPTV всем известны -- интерактивность, time shift, VOD, дополнительные услуги, которые можно легко вводить позже. Сначала оператору нужно создать технологическую платформу -- то есть идет серьезное вложение денег. Аналогично при предоставлении услуг телефонии: сначала создается дорогостоящая технологическая платформа. Если для маркетинга нужна новая услуга -- например, переадресация с мобильного, одновременные звонки на три телефона, ее можно быстро реализовать на платформе и вводить уже без серьезных финансовых затрат.

Предварительно потребность в услуге IPTV можно оценить как 15% от базы интернет-подписчиков в Москве и 20% там, где качественных телеканалов предлагается пока меньше. Но пока не очень понятно, как на эту цифру повлияет переход на цифровое ТВ, новые технологии, например, WiMAX.

Я сам -- подписчик "HTB-Плюс", и спутниковое ТВ от "НТВ-Плюс" меня вполне устраивает. Таких абонентов трудно будет уговорить переключиться на IPTV.

ТММ: Какие, на ваш взгляд, перспективы развития у WiMAX?

М.Р.: Мы заинтересованы в WiMAX -- это перспективная технология. Она, несомненно, будет востребована; единственное, что смущает -- непонятно, когда окупятся деньги за лицензии. Если бы частоты раздавали бесплатно, технология быстро бы набрала обороты. Но сейчас эти частоты продают за большие деньги. Чтобы купить частоты (3,5 и 2,5 ГГц), нужны серьезные вложения, среднерыночная цена -- 1 доллар за потенциального клиента.

Но непонятно пока и кто потенциальный пользователь этого мобильного WiMAX. Допустим, будет построена сеть, будет роуминг, хэндовер -- но кому это будет нужно? Какой контент нужен абоненту постоянно, так, что высокоскоростной поток данных нужно получать непрерывно при перемещении, например, в автомобиле? Не говоря уже о том, что пока на рынке нет абонентских устройств, и если судить по скорости введения таких устройств для сетей Wi-Fi, их появление на рынке займет несколько лет, и будет это происходить в условиях конкуренции с системами передачи данных в сетях мобильной связи, а серьезные затраты нужно уже делать сейчас. Поэтому я вижу здесь определенный риск.

ТММ: В каком направлении планирует развиваться "ВестКолл"?

М.Р.: Я всегда действую по принципу: если ты не знаешь, куда идти -- посчитай рентабельность. Хотя есть вещи, которые нужно делать, даже когда пока прямой выгоды нет, например, IPTV.

Конкретные задачи, которые сейчас стоят перед компанией "ВестКолл" -- продолжать максимально успешно работать на рынке корпоративной связи, развивать работу с физическими лицами, наращивать долю присутствия на региональном рынке, покупая региональных операторов, возможно, операторов кабельного ТВ, объединять отдельных операторов в единую сеть для создания существенной операторской компании, наращивать размер компании для выхода на IPO и, по возможности, войти в десятку крупнейших операторов связи России. И именно мы рассчитываем сделать это в не столь далеком будущем.

Подписка на рассылку

Подпишитесь на рассылку, чтобы одним из первых быть в курсе новых событий