Триколор ТВ «Спутниковый интернет»
 

Битва за реестр: менять ли критерии принадлежности к российскому ПО

25.08.2021 > 12:29
Битва за реестр: менять ли критерии принадлежности к российскому ПО
Фото: Depositphotos
Государственная политика в области импортозамещения программного обеспечения (ПО) привела к усилению роли реестра отечественного ПО, который открывает софтверным компаниям доступ к госзакупкам. Конкуренция за растущие госбюджеты, выделяемые на цифровизацию, вызвала споры разработчиков о том, какими должны быть критерии ПО, претендующего на включение в реестр. Как выяснил «Телеспутник», идея ужесточения критериев стала популярной среди игроков рынка.
Из реестра и обратно

В ноябре 2019 года приказом Минцифры РФ (тогда — Минкомсвязи) из реестра отечественного ПО был исключен офисный пакет AlterOffice, разработанный компанией «Алми партнер». СМИ сообщали, что ведомство приняло решение об исключении AlterOffice после обращения разработчика конкурирующего продукта — компании «Новые облачные технологии» (бренд «МойОфис») — и экспертизы, нашедшей в ПО «Алми партнер» признаки клонирования известного офисного пакета с открытым исходным кодом LibreOffice. Осенью 2020 года суд обязал Минцифры отменить приказ об исключении AlterOffice из реестра.

Эти события — переломный момент в многолетней дискуссии о правомерности отнесения ПО с открытым исходным кодом (open source) к отечественному ПО, включенному в реестр. В июле текущего года Ассоциация разработчиков программных продуктов (АРПП) «Отечественный софт» направила письмо в Минцифры, Минпромторг и Центр компетенций по импортозамещению в сфере ИКТ (ЦКИКТ), в котором участники отраслевого объединения предложили изменить регуляторику в сфере регистрации отечественного ПО. По их мнению, речь может идти об изменении правил Роспатента, который регистрирует права отечественных разработчиков на софт (в том числе основанный на open source), после чего они могут заявить его в реестр как российский. Еще один предложенный вариант изменений — ужесточение требований самого реестра.

Фото: Depositphotos
 

Исполнительный директор АРПП Ренат Лашин объяснил «Телеспутнику» данные инициативы угрозами цифровому суверенитету страны, связанными со свободным программным обеспечением (СПО). «Использование программных продуктов с открытым исходным кодом влечет серьезные юридические, организационные и технические риски как для государства, так и для конечных потребителей. Более того, это ставит под угрозу цифровой суверенитет и наши национальные интересы. В целях обеспечения технологической независимости страны мы выступили с инициативой усовершенствовать механизм включения программных решений в реестр отечественного ПО и тем самым предотвратить попадание иностранных продуктов в российский реестр», — сообщил Ренат Лашин.

В ответ на аргументы отечественных компаний, которые существенно перерабатывают open source и утверждают, что это делает его локальным, в АРПП настаивают, что «переработка и модификация иностранного СПО не решает задачу формирования цифрового суверенитета страны». «Несмотря на то, что большинство лицензий на зарубежные решения с открытым исходным кодом позволяют создать производный от него продукт под другим наименованием, а также стать его правообладателем и распространять под новым именем, такие клоны не отвечают принципам технологической независимости страны. Потому что вся соответствующая экспертиза по его полноценной разработке и сопровождению остается за пределами нашей страны. Вместе с тем многие компании буквально паразитируют на open source: копируют код и, зачастую без внесения каких-либо изменений, позиционируют как собственную разработку или используют в коммерческих сервисах. Именно поэтому должны быть разработаны четкие критерии, которые позволят пресечь подобные явления и будут стимулировать развитие собственных российских разработок», — поделился исполнительный директор АРПП.

В ассоциации считают, что ПО, основанное на зарубежных решениях, можно считать российским только в том случае, если менее 50% его функций реализовано в исходных текстах иностранного донора.

Еще одно требование к российскому ПО, предлагаемое АРПП, — присутствие российских граждан в советах директоров компаний-разработчиков. «Одним из критериев включения в реестр может стать следующее: в органах управления развитием проекта СПО российские граждане или граждане государств ЕАЭС должны занимать не менее 50% мест, то есть они могут полностью управлять перспективным развитием и контролировать ход такой разработки», — считают в ассоциации.

По мнению Рената Лашина, в особых случаях государство может временно разрешить использование в России ПО с открытым кодом, но «только если уровень российских разработок не позволяет на текущий момент развития создать конкурентоспособный иностранному ПО программный продукт в определенных классах». Он настаивает, что меры господдержки и бюджетное финансирование должны быть направлены только на тех российских разработчиков, которые создают собственные, самостоятельные программные продукты. «Именно такие разработки в полной мере могут отвечать требованиям технологической независимости и последующего замещения в России иностранного проприетарного ПО», — сообщил «Телеспутнику» Ренат Лашин.


За и против open source

По мере повышения роли реестра усиливается и конкуренция за место в нем. Генеральный директор ISPsystem Павел Гуральник напоминает, что включение в перечень отечественного ПО — это требование для участия в госзакупках. «Все разработчики, которые хотят участвовать в гостендерах, работать с органами государственной власти или с компаниями с госучастием заинтересованы попасть в Росреестр», — констатирует он.

По словам директора компании Elecard Николая Милованова, попадание в реестр дает разработчику дополнительно серьезные налоговые преференции, и для самой Elecard именно в этом заключается основной мотив присутствия в реестре. «Сложностей с включением таких продуктов в реестр не возникало. Единственная трудность, появившаяся за последний год, — увеличение количества разработчиков, желающих получить запись в реестре. Процедуры, связанные с включением, растянулись по времени до четырех-пяти месяцев, тогда как раньше это занимало два-три месяца», — сообщил Николай Милованов. По его словам, само существование реестрового механизма не вызывает сомнений у игроков рынка. Elecard проходит аналогичные процедуры в других странах, куда поставляет ПО, доказывая, что является владельцем прав на софт. При этом иногда приходится убеждать, что продукт действительно разработан компанией — «показывать код и объяснять, что в нем нет никакого плагиата».

Фото: Shutterstock

С другой стороны, подобных проверок при включении в реестр отечественного софта нет. «В настоящее время для внесения в реестр к ПО предъявляются требования прежде всего правового и экономического характера, но нет никаких технологических требований. Однако ПО действительно является отечественным, только если его создавали российские разработчики и в стране есть компетенции по его развитию и поддержке. Сейчас такие критерии для внесения
в реестр отсутствуют», — говорит председатель совета директоров «Базальт СПО», член экспертного совета по программному обеспечению при Минцифры РФ Алексей Смирнов.

Павел Гуральник отмечает, что на практике отсутствие технических критериев приводит к тому, что в реестре присутствует софт, который на самом деле является минимальной переработкой open-source-решений, широко известных на Западе. Вплоть до того, что в некоторых случаях просто переклеивается логотип продукта. «В России оформляется юридическое лицо, компания подает документы на регистрацию продукта, присваивает себе право интеллектуальной собственности, оказывает техническую поддержку и проходит по тем критериям, которые сейчас предъявляются к софту из перечня. Сейчас нет четких и прозрачных ответов, должен ли софт быть переработан, модернизирован, локализован, и какова должна быть глубина этих переработок. Все требования относятся к тому, что код должен находиться на территории РФ: должно быть юридическое лицо с преимущественно российскими бенефициарами, поддержка и разработка решения должна осуществляться из России. Эти требования легко выполняются, даже если при этом сам продукт никак не модернизируется. Получается, что это все тот же западный open source, который получает российский шильдик Росреестра», — рассказывает Павел Гуральник.

Более того, отдельные программные решения из реестра, даже решения для обеспечения информационной безопасности, до 70% состоят из иностранных технологий, а некоторые разработчики продуктов не обладают полными интеллектуальными правами на свой же продукт, сетует ведущий аналитик «СерчИнформ» Леонид Чуриков. По его мнению, это может привести к тому, что программный продукт в случае санкций или по другой причине не сможет обновляться и дорабатываться, а в крайнем случае — вообще перестанет работать. «Такой подход не только бесперспективен с точки зрения импортозамещения, но и несет в себе большие риски — в частности, риски кибербезопасности. Эту тему в профессиональном сообществе мы обсуждаем не первый год и считаем, что ужесточения необходимы», — настаивает эксперт.

В то же время Леонид Чуриков соглашается с коллегами, что без open source софтверная индустрия немыслима, ведь создание ПО — это сложный процесс. «Вендоры используют чужие библиотеки, движки, компоненты иностранного происхождения и прочее. Это уже общемировая практика. Главное, чтобы продукт не превращался в аналог "отверточной сборки" вместо самостоятельной разработки», — расставляет акценты представитель «СерчИнформ».

Фото: Shutterstock

Николай Милованов не видит ничего предосудительного в присутствии СПО в реестре, если компания, представляющая такой продукт, берет на себя всю ответственность за него. «Если 25 лет назад вы могли легко сделать продукт полностью сами, то сейчас это возможно только в определенных сферах — например, в видеокодировании, которым мы занимаемся. А для большинства отраслей (например, для банковской) писать ПО без использования open source невозможно. Дорабатывать open source, поднимать его на новый уровень — это нормальная и общераспространенная практика. Если разработчики, используя СПО, дорабатывают его, гарантируют работоспособность своего софта и поддерживают продукт — они должны получить сертификацию для реестра», — рассуждает директор Elecard. Он добавляет, что сейчас на рынке ПО главное не разработка продукта, а внедрение его у клиента с последующей поддержкой. Поэтому основанием для исключения из реестра, по его мнению, может быть только отсутствие поддержки ПО со стороны вендора.

Президент НП «РУССОФТ» Валентин Макаров признался, что ему импонирует тренд в действиях Правительства РФ и Минцифры РФ на расширение использования модели СПО в цифровой трансформации. «По опыту работы комитета "РУССОФТ" по импортозамещению, создать альтернативные доверенные ИТ-платформы без использования СПО невозможно. Нужно поддерживать и делать самодостаточными центры компетенций по ключевым СПО-решениям в России», — поделился глава ассоциации. По его мнению, критерием включения СПО в реестр должен быть уровень самодостаточности команд, поддерживающих такие решения, — а именно, количество сотрудников, наличие собственного репозитория и доверенной среды разработки. «Отдельные требования могут предъявляться к применению стандартных библиотек на базе СПО. Вообще, в России существуют сильные сообщества СПО. Дать им возможность участвовать в крупных российских ИТ-проектах — значит использовать мощный рычаг повышения качества», — считает Валентин Макаров.


Жестокий реестр

Как убедился «Телеспутник», среди российских поставщиков ПО идея об ужесточении критериев включения в реестр весьма популярна, даже если они сами используют открытый исходный код.

«Требования для включения в реестр отечественного ПО следует ужесточать, в том числе за счет более глубокой оценки локализации разработки ПО и степени влияния на дальнейшее развитие продукта. Ядро, интерфейс и значительная часть кода платформы "МойОфис" написаны с нуля, силами специалистов компании, и наши решения входят в реестр отечественного ПО. Как и в любом другом ПО, в них используются отдельные свободно распространяемые библиотеки. В основном это сервисные модули, которые обеспечивают поддержку тех или иных популярных технологий или протоколов», — сообщили «Телеспутнику» в пресс-службе компании «Новые облачные технологии».

По мнению Алексея Смирнова, если ПО разработано на базе свободных программ, то для его присутствия в реестре необходимо подтверждение реального участия отечественного заявителя в разработке. Наиболее эффективным критерием такого участия он считает наличие собственного программного кода (патчей), не только отправленного в исходную свободную программу, но и включенного в основной проект разработки. Алексей Смирнов уточняет, что включенные в реестр продукты «Базальт СПО» созданы на основе свободного программного обеспечения в рамках международных свободных проектов, где активно участвуют разработчики компании.

Валентин Макаров выступает за выработку понятных и проверяемых критериев отнесения продуктов на базе СПО к отечественному ПО, либо за введение в импортозамещении отдельного регулирования для СПО-проектов и библиотек.

«Я поддерживаю инициативу АРПП по ужесточению регулирования, потому что часть позиций в реестре — это не использование элементов open source, а те же продукты с другим лейблом. Считаю, что стоит оценивать степень локализации и переработки кода. Да, пользоваться open source можно, основывать свое решение на нем можно, но если мы говорим про полноценное включение в реестр отечественного ПО как решения, произведенного в России, то необходимо разрабатывать четкий регламент и критерии, прозрачные и публичные», — считает Павел Гуральник. Он отмечает, что все продукты ISPsystem находятся в Росреестре и все они полностью разработаны самой компанией. «Мы используем какие-то компоненты open source — например, базу данных MySQL. И как разработчики, которые действительно все делают in-house, работают на рынке уже два десятка лет, мы поддерживаем инициативу АРПП о том, что нужно ужесточать требования и вводить более четкие критерии. Это послужит для компаний стимулом для разработки собственных решений», — высказался он.

В свою очередь Леонид Чуриков предлагает оценивать интеллектуальный вклад в продукт при включении его в реестр. Для этого экспертная комиссия реестра должна анализировать степень переработки кода, определяя, какова в нем доля open source и какой процент уникального кода. «Если это на 80-90% свободный открытый (зачастую бесплатный) код, то вряд ли решение может считаться отечественной разработкой. Реестр ПО создавался для защиты отечественного производителя на внутреннем рынке. А потому наивысший приоритет должно иметь проприетарное отечественное ПО. Средний приоритет — свободно распространяемое ПО с открытым исходным кодом иностранной разработки. Наименьший приоритет получает проприетарное иностранное ПО. Это логично для целей импортозамещения и развития ИТ-отрасли», — настаивает Леонид Чуриков.

Фото: Depositphotos

Комментируя исключение AlterOffice из реестра, глава Минцифры РФ Максут Шадаев в интервью «Коммерсанту» высказался за расширение практики использования СПО для задач цифровизации. «Можно сделать минимальные изменения в open-source-решении, поставить на него свой логотип и оформить на него права. Есть экспертное мнение, что так был создан AlterOffice. <...> Моя позиция заключаются в том, что если в реестр кто-то ставит минимально доработанный open-source-продукт с оформлением прав на это решение, то почему бы и нет. Главное — найти такого заказчика, который заплатит деньги за немного переделанный бесплатный продукт. Одни компании вкладываются в уникальный продукт, а другие минимально дорабатывают открытое ПО и попадают в их нишу. Но с точки зрения конкуренции я не вижу ничего страшного», — заявил Максут Шадаев.

Такую точку зрения не во всем разделяют в АРПП. «В первую очередь конкуренция должна быть здоровой и добросовестной. Наши российские разработчики успешно развивают проприетарные продукты. Я говорю про "Лабораторию Касперского", "1С", ABBYY и другие компании, продукты которых включены в реестр. Нет смысла ухудшать их положение на российском рынке, создавая преференции конкурирующим с ними СПО», — настаивает Ренат Лашин.


Все Статьи
Триколор ТВ

Уважаемый Читатель!

Мы используем рекламную модель монетизации, чтобы доступ к нашему ресурсу оставался для Вас бесплатным.

Вы видите это окно, поскольку Ваш браузер использует блокировщик рекламных баннеров.

Пожалуйста, внесите сайт telesputnik.ru в список исключений. Это позволит нам и дальше создавать интересный и важный контент.

Благодарим за понимание и поддержку проекта!
С уважением, команда «Телеспутника».

Нажмите «Подписаться» чтобы читать «Телеспутник» в Вконтакте

x

Нажмите «Подписаться» чтобы читать «Телеспутник» в Одноклассниках

x

Нажмите «Подписаться» чтобы смотреть «Телеспутник» в Youtube

x