Триколор ТВ «Спутниковый интернет»
alt Main Birthday
 

Дмитрий Крюков, РФРИТ: «Наша задача — создать условия для того, чтобы в России было комфортно работать ИТ-компаниям»

16.02.2021 > 10:17
Дмитрий Крюков Дмитрий Крюков
Директор Российского фонда развития информационных технологий (РФРИТ)
Директор Российского фонда развития информационных технологий (РФРИТ) Дмитрий Крюков рассказал «Телеспутнику» об инструментах господдержки ИТ-отрасли, влиянии цифровизации на жизнь простых людей и перспективах импортозамещения в сегменте софтверных разработок.
Поясните, чем занимается РФРИТ?

Российский фонд развития информационных технологий — это институт развития, который поддерживает ИТ-компании. С одной стороны, мы помогаем компаниям, разрабатывающим и реализующим ИТ-решения, и предприятиям, внедряющим у себя передовые информационные технологии. С другой, планируем работать с экосистемой ИТ. Также с этого года запускаем меры поддержки малых и средних предприятий — субсидируем им закупку ИТ-решений с определенной долей дисконта. То есть до 50% снижаем цены на приобретение российских ИТ-решений.

Мы поддерживаем разработку российских ИТ-решений согласно приоритетам, которые заявлены Минцифры и утверждены Правительством. В соответствии с ними мы, во-первых, импортозамещаем, во-вторых, создаем, внедряем и масштабируем новые отечественные технологии, и в-третьих, внедряем на предприятиях реального сектора экономики актуальные информационные технологии. У нас разработаны и утверждены дорожные карты по направлениям поддержки сквозных цифровых технологий. В соответствии с ними мы внедряем эти решения в российские компании. Пул проектов у нас довольно-таки большой.

Чем ваш фонд отличается от других грантовых фондов?

Если конкретно брать нишу цифровых и информационных технологий, то, наверное, мы единственные, кто в ней работает.

Сейчас Минцифры реализует механизм бесшовности в поддержке ИТ-проектов. Для каждого этапа развития есть свой инструментарий. Для стартапов и начальных разработок существует Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, он же фонд Бортника. На следующей стадии развития инициативы можно обратиться в Фонд «Сколково». Наш же фонд осуществляет поддержку как уже зрелых проектов, которые готовы к широкому внедрению на рынок, и которым нужно масштабироваться, так ИТ-решений, которые находятся на стадии разработки. Соответственно, наша работа не пересекается с иными фондами, связанными с государственной поддержкой.

Есть частные фонды, которые действуют в этих же нишах, но, как правило, они работают по модели возвратного финансирования: либо входят в капитал компании, либо предлагают иные условия помощи. Наша модель грантовой поддержки, наоборот, предполагает модель безвозвратного финансирования. То есть грант — односторонняя помощь, когда государство помогает компании разработать или внедрить то или иное решение. Государство заинтересовано в развитии технологий и в быстрой цифровизации определенного сектора промышленности или экономики. И, соответственно, KPI является проверка внедрения или разработка решения, не требующего возвратного финансирования.

В настоящее время Правительство России проводит трансформацию системы институтов развития, предусматривающую интеграцию фонда в управленческий периметр ВЭБ.РФ. В дальнейшем мы планируем расширять масштаб своей работы. Недавно правительство утвердило рабочие карты, где нам передаются функции в части экспорта информационных технологий. И в этой нише мы можем дополнительно начать работать в части возвратного финансирования под капитал, предоставления кредитного плеча или залоговых историй. Там есть разные инструменты. Сейчас стратегия согласовывается с ВЭБ.РФ. Мы планируем начать работать в рамках общей логики группы где-то с весны-лета 2021 года.

Какое место фонд и его проекты занимают в национальной программе «Цифровая экономика»?

Фонд реализует очень большой комплекс мероприятий по развитию цифровой экономики. В первую очередь это программа разработки и внедрения технологий. У нас сосредоточены ключевые объемы средств, выделенных именно на поддержку ИТ. В прошлом году мы провели два больших конкурсных отбора, по итогам которых поддержали более 46 российских компаний. Среди них есть такие известные бренды как InfoWatch, CUBA, «Концерн Калашников». Последний, например, очень активно работает в сфере импортозамещения и производства гражданской продукции. В целом мы поддержали очень много серьезных разработок и решений, которые как раз направлены на реализацию государственных приоритетов, утвержденных правительством.

Главное же отличие нашего конкурса в том, что мы работаем по этим приоритетам и сосредоточены на среднем и крупном бизнесе, который понятен государству и несет меньше рисковых моделей. Все наши конкурсанты уже зарекомендовали себя на рынке, а значит, не только могут разработать решение, но и готовы гарантировать достижение заявленных в проекте результатов. Именно поэтому в нашем грантовом конкурсе появились такие отсекающие балльные параметры, как объем выручки от продаж собственных продуктов — не менее 100 млн рублей от одного продукта. Это довольно крупные суммы, которые в нашей стране могут показать не так много компаний. В итоге конкурса были поддержаны очень хорошие компании и решения, которые, мы надеемся, окажут серьезное влияние на нашу экономику.

Фото: пресс-служба РФРИТ
Правильно ли я понимаю, что основная идея фонда — поддержка крупного ИТ-бизнеса? Что делать компаниям меньшего масштаба?

Мы помогаем среднему и крупному бизнесу. Если бизнес небольшой, то ему нужно идти за поддержкой в фонд Бортника или в РВК (Российская венчурная компания, — прим. ред.). Если компания уже разработала и пилотирует какое-то решение — то в «Сколково». А вот если компания пилотировала решение, но понимает, что готова к рыночному внедрению — то в этом случае ей к нам. Если же компания уже внедрила решение и понимает, что оно востребовано и нужно максимально быстрое тиражирование, расширение на несколько субъектов или на несколько предприятий, а может быть и на какую-то большую экосистему — тогда тоже приходить к нам.

На каждом уровне поддержки разные по масштабам компании: в фонде Бортника средний чек до 20 млн рублей, в «Сколково» — 20-80 млн, у нас — от 80 млн и выше в части внедрения и от 20 млн в части поддержки разработчиков программного обеспечения.

Вы уже полтора года возглавляете фонд. Что удалось достичь за это время?

Самое главное достижение в том, что наш фонд стал институтом развития Российской Федерации. Буквально на днях выйдет постановление правительства, где будет закреплен перечень таких институтов.

Немаловажно и то, что мы оказались востребованы бизнесом и государством. Мы надеемся, что в самое ближайшее время общество почувствует нашу работу. Ведь каждый поддержанный нами проект обязательно имеет социальный эффект, а значит, в сумме они будут понемногу улучшать жизнь людей.

В разных грантовых программах разный подход к календарному плану. Зачастую бытует требование, чтобы проект был реализован до конца календарного года. Вы же говорите о том, что часть прошлогодних проектов еще продолжает работу. Есть ли какие-то ограничения по срокам реализации проекта?

У нас проекты реализуются в рамках того календарного плана, который был заявлен на конкурсе. Но у нас есть предельные сроки реализации — до года на разработку и до трех лет на внедрение. В 2020-м сроки были чуть больше — до 5 лет. Соответственно, проект должен вместиться в эти рамки. А к календарному году у нас нет никакой привязки.

Помимо этого, мы разработали специализированные грантовые счета, которые позволяют уйти от проблемы финансового года. Деньги заводятся на счет, там блокируются и дальше работает система трех ключей. Как это выглядит на практике? Компания заявляет расход, который она производит в рамках утвержденной сметы, затем сотрудник банка проверяет эту смету. Потом в фонде проверяют смету и календарный план, проверяют всю отчетную документацию, предоставленную компанией, убеждаются что мероприятие реализуется в соответствии с проектом, и только после этого открывается финансовый ресурс на заявленную сумму. Соответственно, деньги постоянно находятся в компании, и она в любой момент, подтвердив траты документами, может получить к ним доступ. Проблемы финансового года нет.

Сколько всего конкурсов вы провели в 2020 году?
В прошлом году мы провели три конкурса. Первый прошел в начале года по теме импортозамещения информационной безопасности. В нем победило пять компаний. Затем осенью были объявлены более масштабные конкурсы на разработку и внедрение ИТ-решений. Всего было разыграно более 3,3 млрд рублей, которые были распределены между 41 победителем. Лидирующие регионы по активности и результативности в конкурсных отборах Фонда — Москва, Республика Татарстан, Санкт-Петербург, Самарская и Свердловская области.
Что нужно делать, чтобы ИТ стали не только точкой роста, но и самым важным сектором экономики?

Сейчас правительство делает очень многое для того, чтобы популяризировать ИТ и цифровизацию. Это очень радует. Тренд на информатизацию, в том числе с внедрением цифровых решений, цифровых стандартов не только в экономику и промышленность, но и во все секторы экономики, разработка цифровых стандартов, обучение кадров для цифровой экономики, обучение цифровых управляющих, менеджеров среднего звена — это очень правильная история. Процесс цифровизации запущен, и он в любом случае будет иметь огромный результат для страны.

Да, мы сейчас только запускаем механизмы, но как вы понимаете, должен пройти какой-то небольшой промежуток времени, чтобы получить ощутимый результат. Я уверен, что ИТ и цифровизация займут очень серьезное место в экономическом развитии страны. И мы постараемся приложить к этому максимум усилий.

Мы надеемся, что это будет еще лучше получаться в рамках группы ВЭБ.РФ, где будут сосредоточены функции всех основных институтов развития. То есть это возможность достигать гораздо большего и распределять ресурсы более рационально.

Есть ли тогда резон для ускорения процессов группировать ИТ-отрасль в России по принципам той же Кремниевой долины?

Кремниевая долина — это, как мне кажется, больше бренд. Если брать любую страну, преуспевающую в ИТ, то ни у одной из них нет единого центра развития информационных технологий. Есть разные точки роста, в которых сосредоточен бизнес. В Америке, например, это Кремниевая долина и ряд городов, которые связаны с ИТ: рядом со штаб-квартирой НАСА, возле Пентагона и других подобных наукоемких организаций.

У нас же реализуется своеобразная диверсификация. Помимо строительства «Сколково» и «Иннополиса», Минцифры развивает проект ИТМО ХайПарк — это ИТ-контур при университете ИТМО в Санкт-Петербурге. Также стоит упомянуть Академгородок в Новосибирске, который занимает далеко не последнее место в сфере ИТ. Помимо «Иннополиса», в ряде других субъектов были созданы ИТ-парки, которые тоже являются точками роста. Диверсификация развивается.

Да, есть регионы, в которых сосредоточено максимальное количество компаний, но это не говорит о том, что в других субъектах ничего нет. До недавнего времени кто бы мог подумать, что в Якутии будет очень сильный ИТ-кластер? А он сейчас есть, и это факт. И мы прилагаем все усилия для популяризации ИТ во всех субъектах Российской Федерации.

Чем наш фонд запомнился субъектам? Тем, что мы одни из немногих институтов развития, которые уделили максимальное внимание регионам. Проехали буквально везде, всем показали и рассказали о наших возможностях поддержки. Даже во время пандемии не прекращали ни на одну неделю образовательную деятельность, проводя семинары с регионами в онлайне. А как только это станет возможным, мы планируем вновь проводить поездки по регионам с просветительской и организационной деятельностью, связанной с развитием ИТ в России и с возможными мерами поддержки. Надеемся, что будем делать это уже в рамках группы ВЭБ.РФ, поэтому сможем больше предложить регионам, чем предлагали до этого.


Фото: Shutterstock
Последние 20-30 лет постоянно говорят про «утечку мозгов» за рубеж. Есть ли шанс как-то остановить этот процесс или, может быть, вообще вернуть разработчиков обратно в Россию?

Я бы не сказал, что у нас разработчики утекают из страны. Просто их в принципе мало. Даже обучается меньше того количества, которое нам необходимо. Это не только проблема нашей страны, это проблема любой развитой экономики, где идет активная цифровизация, а программистов и менеджеров не хватает. Поэтому в рамках нацпроекта «Кадры для цифровой экономики» реализуется много мероприятий для того, чтобы подтянуть кадровую составляющую.

Что касается утечки мозгов, сейчас каждый работает там, где ему комфортнее. Кто хочет уехать за рубеж — уедет, кто хочет вернуться — вернется. Наша задача — создать все условия для того, чтобы в России было комфортно работать, обеспечить возможности для роста компаний. Поэтому фонд как институт развития и пытается создать эту бесшовность, чтобы проект в любой стадии, где бы он ни находился, мог получить поддержку от государства.

Насколько я понимаю, сейчас много частных фондов работает с цифрой. Только на днях несколько крупных инвестиционных фондов заявили о создании отдельного фонда по цифре и цифровизации. Поэтому на месте предпринимателей я бы работал у нас. В России и деньги можно получить, и работать нормально. А за рубежом ты все равно экспат, человек второго уровня, и добиться там каких-то успехов очень сложно. Практика миграции наших предпринимателей показывает, что только два-три человека добрались до чего-то значимого, а все остальные где-то растворились.

Мы много говорим про импортозамещение. Безусловно, наш софт в ряде отраслей крайне неплох, но в массовом сознании до сих пор бытует мнение, что отечественный продукт не настолько хорош как западный. В чем здесь проблема? Почему импортозамещение именно в области ИТ до сих пор не набрало таких масштабов?
Я бы не согласился. Считаю, что наша математическая школа — одна из лучших, если не лучшая в мире. Как вы знаете, все ИТ-продукты — это в первую очередь математика. Соответственно и ИТ-компаний мирового уровня с российскими корнями довольно-таки много. Не упоминая даже пример «Лаборатории Касперского», есть более нишевые компании также с мировыми именами, разработки которых используют тысячи компаний за рубежом. Даже в наших конкурсах есть как минимум пара победителей, создающих решения, которые используют более 30–40 стран мира. Причем передовых западных стран, которые применяют только лучшие технологии. Поэтому, мне кажется, у нас вполне конкурентные разработки, и перспективы их развития огромны. В рамках наших новых мер поддержки мы надеемся со второй половины 2021 года сосредоточиться как раз на таких технологиях. Будем заниматься их продвижением, рассказывать и показывать, что у нас хорошего.
То есть с одной стороны, это и маркетинг, и продвижение отечественных брендов, а с другой, можно назвать той самой мягкой силой, про которую в нашем государстве так много говорят?

Для меня самый важный результат — это рост капитализации компаний и последующих отчислений в бюджет, уровня благосостояния нашей страны, а уже потом все остальное. Этим пусть уже другие люди занимаются.


Фото: пресс-служба РФРИТ
Какие сферы надо цифровизировать в первую очередь? Где больше все проблем, а где есть точки роста?

Сейчас уже расставлены все приоритеты. И они расставлены правильно. Эти отрасли влияют на развитие и уровень жизни простого гражданина: социалка, ЖКХ, строительство — основные сферы, которые связаны с жизнедеятельностью каждого из нас, которые затрагивают жизнь любого.

Из простых примеров: наличие МФЦ и отсутствие необходимости собирать целую кучу справок для замены паспорта. Каждый из нас почувствовал, как стало легко через сайт «Госуслуги» записаться за справкой. Причем зачастую для ее получения вообще не надо куда-то ходить — ее либо пришлют, либо ты получишь ее с минимальными затратами времени.

Специально для упрощения работы ИТ-компаний мы во второй половине 2020 года реализовали специальное решение. На сайте «Госуслуги» появилась отдельная вкладка — «Поддержка ИТ-отрасли». Теперь компании могут подать заявку на наши конкурсы и гранты полностью через «Госуслуги».

Мы стараемся работать в режиме 24/7. И такой подход к взаимодействию с бизнесом мне кажется максимально удобным. Портал не спит, ему не нужно время на сон, на перерыв, еще на что-то. Можно в любое время получить информацию о наших мерах поддержки и сразу подать заявку. Мы реализуем максимальную интеграцию и надеемся, что во всех процессах жизнедеятельности нашего общества будет такой тренд.

Как пандемия повлияла на разработку софта и в целом на ИТ-отрасль?

Были как негативные, так и позитивные факторы. Негативные — это падение выручки и снижение оборота компаний, потеря рынков, спроса на решения.

Но позитивного было больше. По моим ощущениям, мы продвинулись на 5, может быть, на 10 лет вперед быстрыми шагами. То, что мы бы внедряли в ближайшие 5–10 лет, мы были вынуждены внедрить за год. И за 2021-й довнедряем очень много интересного, что при обыкновенной обстановке, без учета пандемии, было бы невозможно

Многие ведомства, которые противились цифровизации до этого момента, поняли ее необходимость. Осознали, что без нее невозможно осуществить развитие страны. Чуть что в экономике пошло не так — и процессы бы встали. Сейчас никому не нужно объяснять, что нужно это делать. В том числе и общество поняло, что цифровизация — это все-таки плюс.

Будет ли презентация успешных кейсов?
Мы планируем в конце февраля–начале марта устроить презентацию победителей прошлых конкурсов. Скорее всего, это будет в формате стратегической сессии. Сейчас выбираем площадку, где покажем наших победителей. Также про некоторые успешные проекты мы выпускаем ролики, которые публикуем на нашем портале «Рфрит.рф».
Когда фонд планирует проводить следующие грантовые конкурсы? Где о них можно узнать?

Мы сейчас готовим к выпуску постановление правительства, которое объединит предыдущие два: 550 и 1185. [Постановление Правительства от 03.05.2019 г. № 550 «Об утверждении Правил предоставления субсидий из федерального бюджета на поддержку проектов по преобразованию приоритетных отраслей экономики и социальной сферы на основе внедрения отечественных продуктов, сервисов и платформенных решений, созданных на базе "сквозных" цифровых технологий». Постановление Правительства от 11.09.2019 № 1185 «Об утверждении Правил предоставления субсидии из федерального бюджета российскому юридическому лицу в целях реализации отдельных мероприятий федерального проекта "Информационная безопасность" национальной программы "Цифровая экономика Российской Федерации"», — прим. ред.]

Мы объединяем разработку и внедрение ИТ-решений, чтобы компаниям было еще удобнее. Чтобы они не путались, в каком конкурсе участвовать, чтобы мы в рамках одного конкурса закрывали все технологические процессы — от разработки до внедрения. Сейчас совместно с Минцифры дорабатываем это постановление и в ближайшие дни внесем в правительство на утверждение.

Рассчитываем уже весной объявить следующий конкурс. Деньги в федеральном бюджете на это заложены, строчка в бюджете у нас есть, она подкреплена деньгами, соответственно, проблемы в этом нет.

К новым конкурсам на нашем портале мы планируем запустить специальные разделы, в которых будем рассказывать об условиях участия, способах подачи заявки и успешных кейсах победителей.

Также сейчас с ВЭБ.РФ активно обсуждаем бесшовную интеграцию. Планируем совместно с ними развивать единое окно, куда компания может прийти, посмотреть, что есть вообще в группе ВЭБ.РФ, выбрать меру поддержки и получить ее. Причем помощь может быть любой — начиная от консультативной и заканчивая финансовой.

Вы упомянули о том, что в бюджет заложены средства на поддержку. О какой сумме идет речь?
Сейчас в федеральном бюджете заложено около 4 млрд рублей на поддержку разработки и внедрения ИТ-решений. А также порядка 1 млрд — на поддержку малых и средних предприятий в рамках возмещения затрат на закупки ИТ-продуктов. Итого около 5 млрд рублей на 2021 год.


Все Интервью
Триколор ТВ

Уважаемый Читатель!

Мы используем рекламную модель монетизации, чтобы доступ к нашему ресурсу оставался для Вас бесплатным.

Вы видите это окно, поскольку Ваш браузер использует блокировщик рекламных баннеров.

Пожалуйста, внесите сайт telesputnik.ru в список исключений. Это позволит нам и дальше создавать интересный и важный контент.

Благодарим за понимание и поддержку проекта!
С уважением, команда «Телеспутника».

Нажмите «Подписаться» чтобы читать «Телеспутник» в Вконтакте

x

Нажмите «Подписаться» чтобы смотреть «Телеспутник» в Youtube

x