Триколор ТВ «Спутниковый интернет»
alt Main Birthday
 

Есть ли у цифровой трансформации конечная точка?

29.01.2021 > 18:00
Есть ли у цифровой трансформации конечная точка?
На онлайн-встрече с членами ассоциации «РУССОФТ», состоявшейся 26 января, старший вице-президент по информационным технологиям «Ростелекома» Кирилл Меньшов рассказал про цифровую трансформацию компании и о технологических задачах, которые стоят перед оператором. «Телеспутник» приводит главные тезисы из его выступления.

Трансформация себя и окружающих


Как идет цифровая трансформация «Ростелекома»? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понимать, что такое «Ростелеком». А это компания — если учитывать с момента появления телефонной связи в России — со 140-летней историей, пережившая войну и две революции, которые разбили «Ростелеком» на мелкие атомы. Их потом мучительно долго соединяли и только в прошлом году «Ростелеком» наконец-то собрали, присоединив мобильную связь и воссоздав то, что было у него до 1991 года. Наш холдинг объединил порядка 200 компаний, которые по сути являются технологическими. И в этом смысле они специфически трансформируются, поскольку мы не являемся, например, банком или страховой компанией, которые от бумажного процесса переходят к электронному. «Ростелеком» сродни России с ее различиями. Как Россию не обустроить по образу «Москвы-Сити», так и для всех компаний, входящих в «Ростелеком», невозможно создать единый трафарет развития. С одной стороны, мы оперируем технологиями, появившимися еще в позапрошлом веке, ведь не ушли в прошлое телеграммы, таксофоны, а с другой — создаем инновационные продукты: цифровые паспорта, цифровые профили, биометрические платформы.

В деятельности холдинга произошел важный момент: мы приняли стратегию цифрового партнерства населения, бизнеса и государства. В этом наша суть: мы не продаем финансовые услуги, а являемся партнером в опыте цифровизации. Именно поэтому с одной стороны ведем цифровую трансформацию внутри компании, а с другой — являемся частью цифровой трансформации всех окружающих.

Дорога в облака


Говоря о понятии цифровой трансформации, приведу мнение специалиста в области информационных технологий Томаса Сибела, автора книги «Цифровая трансформация», который сказал, что «цифровая трансформация состоит из хаотичного облака». «Ростелеком» тоже придерживается такого мнения и переходит на облака: мы создаем приложения, у нас есть внутреннее корпоративное облако, которое сделано по аналогии с нашим внешнем облаком. У нас есть облачная цифровая платформа, есть свои продукты, виртуализация, облачные разработки, которые продаем всем или цифровизируем государству, тем самым являясь неким ядром цифровой трансформации.

Та же ситуация с большими данными. Для внутренней трансформации большие данные нам важны для работы с нечеткими цифровыми профилями клиентов в интернете и одновременно четкими профилями — то есть теми, кто подписал с нами внутренние юридические документы. Вместе с этим у нас есть свои продукты в области больших данных, которые мы продаем нашим клиентам и которые используем при создании государственных платформ. Поэтому здесь тоже являемся частью цифровой трансформации наших клиентов.

Есть у нас продукты в области интернета вещей, например «Ростелеком Ключ». Это платформа автоматизации и цифровизации домохозяйств общего пользования. Если продукт «Умный дом» предназначен для индивидуального хозяйства или дома, то платформа «Ключ» — для общей территории: подъезда, двухквартирного дома, поселков, где общий шлагбаум, общий Wi-Fi. Мы разрабатываем проекты, связанные с энергетикой, в том числе по сбору информации со счетчиков. То есть если учесть базовые технологии цифровой трансформации, которые сейчас выделяют, то по каждой из них у нас есть свой опыт собственного внедрения, и это позволяет нам быть цифровым партнером наших клиентов.

Пандемия — двигатель трансформации


Нашу внутреннюю трансформацию ускорила пандемия. Половина численности сотрудников «Ростелекома» — около 60 тыс. человек — были вынуждены работать удаленно, поэтому им пришлось цифровизировать свои рабочие процессы, учиться работать через систему управлениями знаниями, через базу знаний, пользоваться видеоконференциями.

Каждая наша команда столкнулась со своим специфическим челленджем. Есть продукты и направления, которые бурно растут, например, кибербезопасность. Очевидно, что когда население и бизнес пошли в «цифру», за ними отправились и преступники. Встал актуальный вопрос защиты от них. Отсюда стала расти и кибербезопасность.

Хорошую динамику показали облака. Управленцы наконец поняли, что это большая иллюзия, когда у тебя есть админ, которому ты немного не доплачиваешь, но в итоге он обходится дешевле, чем облако, и достаточно ему заболеть, как весь бизнес сразу останавливается. Пандемия это наглядно продемонстрировала.

Цифровые развлечения тоже испытывают бум, потому что у людей появилось много времени.

С другой стороны, у нас есть ряд сервисов, которые в период пандемии просели. Малый бизнес оказался в локдауне, как следствие — перестал демонстрировать спрос на наши услуги. Мобильная связь в части роуминга, роуминговые продукты и тарифы оказались под ударом из-за того, что люди стали реже выезжать в другие страны.

В некоторых наших командах поменялась профильная нагрузка, например, у сотрудников, которые занимаются магистралями. До пандемии было стабильное распределение нагрузки на сеть: днем пользователи потребляли контент на работе, вечером — дома, а когда все оказались дома, то алгоритмы, поддерживающие баланс модели, стали давать сбой и неправильно автоматизировать трафик.

Роботы и экономика


Помогут ли нам в цифровой трансформации роботы? «Ростелеком» является цифровым фундаментом в работе остальных, представляет обширную физическую инфраструктуру, которая растянулась на сотни тысяч километров по России. Роботов, которые будут ходить и ремонтировать кабели после оползней, в обозримом будущем, я не вижу. Ровно также мы не видим роботов, устанавливающих интернет в квартирах и офисах. В этой части мы привязаны к физике процесса.

Наша организация, по сути, представляет проект, который нужен для того, чтобы все могли цифровизироваться, а для этого у них должны быть облака, каналы связи, которые находятся в реальном мире и плохо автоматизируются. Мы, конечно, можем купить роботов-собачек, но я не думаю, что это может быть экономически оправдано.

Мы занимаемся цифровизацией процессов. У нас есть цифровой монтажник, цифровой договор, цифровое подписание. Здесь есть движение — где-то чуть меньше, где-то чуть больше. Не могу сказать, что мы очень горды сегодняшним развитием, хотелось бы развиваться быстрее, но тут возникает дилемма, чего мы хотим: больше трансформировать себя или сделать больше для наших клиентов?

Конечная точка цифровой трансформации


Цифровую трансформацию разные специалисты характеризуют по-разному. В моем понимании это эпоха, в которую мы живем. Я не верю, что жители каменного века говорили друг другу, что они живут именно в каменном веке. Возможно, эпоху цифровой трансформации наши потомки назовут по-своему, например, эпохой ранней виртуализации. Очень сложно оценить, насколько в цифровой трансформации продвинулся «Ростелеком». К тому же, у нас нет конечной точки в цифровой трансформации. Поскольку наша стратегия быть цифровым партнером общества, государства и бизнеса, то для нас главное — оставаться актуальным партнером, для чего мы должны трансформировать себя. Мы стараемся быть чуть-чуть впереди, предлагать актуальные решения, которые будут востребованы года три уж точно. Не важно, насколько мы продвинулись — важно, насколько мы релевантны как цифровой партнер.

Подготовила Любовь Угланова.


Рубрика: Мнения
Все Мнения
Триколор ТВ

Уважаемый Читатель!

Мы используем рекламную модель монетизации, чтобы доступ к нашему ресурсу оставался для Вас бесплатным.

Вы видите это окно, поскольку Ваш браузер использует блокировщик рекламных баннеров.

Пожалуйста, внесите сайт telesputnik.ru в список исключений. Это позволит нам и дальше создавать интересный и важный контент.

Благодарим за понимание и поддержку проекта!
С уважением, команда «Телеспутника».