Триколор ТВ «Спутниковый интернет»
alt Main Birthday
 

Игорь Падюкин, «Спутник+»: «Уверен, что перспективы в онлайне есть»

16.10.2020 > 11:32
Игорь Падюкин Игорь Падюкин
руководитель компании «Спутник+»
Руководитель казанской компании «Спутник+» Игорь Падюкин по просьбе «Телеспутника» вспомнил, как развивался рынок спутникового ТВ, рассказал о конкуренции в своем регионе и востребованности онлайн-сервисов среди потребителей.
Hot Bird и конкуренция с кабельщиками

Мой отец Владимир Геннадьевич Падюкин создал компанию по подключению к спутниковому телевидению еще в 1993 году. Тогда я был школьником, но помню, с чего все начиналось. Первые комплекты аналогового спутникового ТВ для Hot Bird были с большими антеннами: уверенный прием начинался с тарелок диаметром 120 см. В то время спутниковые комплекты были прерогативой ограниченного круга людей, их еще называли «новыми русскими». Обычный человек себе не мог этого позволить. Небольшой спрос обеспечивали приезжавшие в Татарстан турки. У нас до сих пор хранятся вывески с ценами: оборудование — 3 млн руб., с установкой — 3,5 млн руб. Конечно, речь идет о тех еще деньгах (до деноминации — прим. ред.). В начале 1990-х других вариантов не было, а для старта бизнеса достаточно было найти в Москве поставщика оборудования для приема спутникового ТВ, что оказалось несложно.

В 1996 году случилась революция: был запущен «НТВ-Плюс», Черномырдин (в то время премьер-министр РФ — прим. ред.) нажимал на церемонии кнопку. Появились первые платные спутниковые пакеты. Это вызвало волну интереса у той же, по сути, аудитории, с которой работали установщики. Люди, подключавшиеся к Hot Bird, переехали на «НТВ-Плюс» — тогда еще аналоговый. Но спутниковая тарелка продолжала оставаться атрибутом богатого человека.

По моему мнению, в те годы первым признаком расширения рынка спутникового ТВ стало появление нишевых телеканалов. В начале 2000-х появился канал «Спорт». Это совпало с некоторыми успехами нашей страны на международной спортивной арене, интерес к спортивному вещанию стал расти. Появление канала «Спорт» вызвало довольно большую волну спроса на него. Получить канал в хорошем качестве можно было только со спутника, это был «Ямал» на 90°. Тогда стали массово завозить огромные лепестковые тарелки диаметром 1,8 метра и ресиверы. Сначала они были без кодировки, потом ее включили, но проблемой это не стало: коды подключения знали все, а ввести их на ресивере не составляло труда. Сформировался пакет каналов на «Ямале», который позволял их предлагать уже довольно широкому кругу клиентов, а курс доллара делал стоимость оборудования не такой высокой. К тому времени «НТВ-Плюс» уже вещал в цифре, но именно установки комплектов для «Ямала» стали по-настоящему массовыми. Все-таки стоимость пакетов в цифре была высокой: 550 рублей в месяц тогда были преградой для обычного потребителя. А на «Ямале» были и спорт, и музыка, так что продажи соответствующих комплектов были большими. Подчеркну, что главным мотивом подключения к спутниковому ТВ в те годы были спортивные каналы. У нас еще для некоторых абонентов преимуществом «НТВ-Плюс» была трансляция канала ТНВ («Татарстан-Новый век» — канал, вещающий в Поволжье на русском и татарском языках, — прим. ред.).

Если смотреть на ситуацию с кабельным и эфирным вещанием, то можно отметить большую разницу в Казани и Набережных Челнах, где мы к тому времени работали. В МВ- и ДМВ-диапазонах в Казани в аналоге вещали 12–14 каналов, в Набережных Челнах — всего 5–6. Кабельное телевидение для нас было конкурентом, но внимательно мы за ним не следили. Постепенно число каналов в кабельном аналоге росло, приближаясь к 50, что усложняло нам работу. Жителям многоквартирных домов этого предложения было достаточно. Но, во-первых, хватало людей, которым хотелось смотреть много телеканалов и за городом. А во-вторых, клиенты желали качества. Естественно, основная масса установок приходилась на частные дома. В республике большой частный сектор даже недалеко от Казани, не говоря уже о районах. В казанских окрестностях были целые районы частной застройки, где обеспеченные люди поголовно ставили сначала комплекты для приема сигнала с «Ямала», а потом и «Триколора».

Старт «Триколора»

После старта «Триколора» получение сигнала с «Ямала» продолжалось год или полтора, и то только потому, что к тому времени было смонтировано много комплектов. Наличие ТНВ в списке каналов в пакете нового оператора привело к тому, что потребность подключиться к «Триколору» появилась фактически в каждом доме. Еще одним мотивом было наличие канала «Спорт», но без необходимости ставить огромную тарелку. Из-за популярности «Триколора» возникал дефицит антенн для него, и был период, когда ставили маленькие 40-сантиметровые тарелки. Недорогое оборудование, отсутствие абонентской платы, наличие местного канала — все вместе это привело к взрыву. Подключались и представители национальных диаспор, например азербайджанцы — из-за наличия своих национальных каналов в пакете. Каждый сельский житель считал своим долгом поставить себе тарелку. Сарафанное радио давало результат. Монтажники ехали в какую-то деревню к клиенту и за день умудрялись поставить по пять-шесть комплектов, и таких случаев было много. Появление «Триколора» и присутствие на нем нишевых каналов подтолкнуло все население в целом подключаться к спутниковому ТВ. Если смотреть, например, на Казань, то выглядело все так: в зоне вещания телевышки есть возможность принимать какие-то каналы, за пределами зоны — только 2–3 канала. И это всего в 20—30 километрах от города. Если в райцентре был доступен ТНВ, это считалось роскошью. Но люди уже видели спутниковые тарелки на домах и понимали, что 2–3 эфирных канала для них мало. Тогда в пакете «Триколора» еще не было Первого канала, но это никого не останавливало. Базовый пакет нового оператора пользовался популярностью, подключаться к нему считалось по факту обязательным.

Для компаний, подобных нашей, появление «Триколора» означало автоматическое расширение бизнеса. Те, кто тогда поймал этот момент, например у кого были маленькие монтажные фирмы, сейчас все достаточно успешные люди. Даже не обязательно было заниматься установкой и продажей оборудования, важно было начать работать с «Триколором». Нам повезло, что мы уже давно с этим работали, были в теме, и те, кто только начинал, приходили к нам, потому что мы знали, где что можно взять. Ценообразование тоже исходило от нас. Наш бизнес получил тогда мощный импульс. Оборот и прибыли возрастали в несколько раз. С «Триколором» модель розничного магазина преобразовалась в серьезный мелкооптовый бизнес. Наши собственные монтажные группы не успевали удовлетворять все заявки в районах, поэтому в райцентрах появлялись собственные бригады установщиков, получавшие у нас оборудование с оптовой скидкой. Нам повезло, что у нас в городе конкуренция в оптовом звене была не очень острой, в других регионах оптовиков было больше. Позже, спустя несколько лет после запуска «Триколора» мы стали открывать дополнительные торговые точки, в том числе в других городах. Они стали выполнять, помимо прочего, задачи техподдержки и обслуживания.         

Насыщение рынка и его будущее

Последовавшее увеличение числа каналов в пакетах уже не вызывало такого же бурного роста числа подключений, как на старте. Начался постепенный плавный набор аудитории. Стимулировало рост новых подключений появление каналов в HD — люди видели прирост качества картинки. Потом запустились программы замены оборудования, которые тоже явились толчком для бизнеса.    

Сейчас «Триколор» развивает программу умного дома, онлайн-проекты, интернет-кинотеатр, спутниковый интернет. Они тоже позволяют нам как привлекать новых клиентов, так и монетизировать работу с существующей базой абонентов. Рынок заставляет заниматься усилением мобильного сигнала, и «Триколор» предоставляет эту возможность. Оператор думает о том, какие дополнительные услуги предложить абонентам, а мы, со своей стороны, получаем возможность заработать на этом.

Еще один конкурентный фактор в нашем регионе, где больше половины населения владеют татарским языком, — наличие в пакетах каналов с татарским языком и музыкой. Конкуренция обострилась и каждому оператору приходится бороться за новых абонентов.

По моему мнению, если оператор сможет поддерживать сервис, качество оборудования и предложение контента на должном уровне, абоненты будут сохранять лояльность и не искать другие варианты. Должны присутствовать постоянные новые предложения, чтобы поддерживать лояльность существующих абонентов. При новых подключениях возрастает роль рекомендаций в точках продаж. А магазин предлагает то, что ему выгоднее продавать.

Говоря о будущем, отмечу, что пандемия вызвала резкий всплеск подключений к широкополосному интернету, в том числе в сельской местности. ШПД сейчас обеспечивает не только кабельное подключение, но и мобильные сети 3G и 4G. Опыт показывает, что даже в сельской местности можно добиться приличной скорости интернет-доступа. Я знаю, что достаточно много людей в местности, где есть только мобильный интернет, смотрят онлайн-телевидение. Конечно, это не 100% населения, но думаю, доля таких потребителей с возможностью смотреть контент в онлайне уже приближается к 50%. И предложений онлайн-контента очень много. Мы видим, что легальными видеосервисами пользуются в том числе и наши клиенты. Поэтому, рассматривая стратегию «Триколора» подключать все больше своих спутниковых абонентов к собственным онлайн-сервисам, выскажу мнение, что ее успешность будет зависеть от того, в какой степени платформа оператора будет удобной, доступной и понятной для всех групп населения — от молодых до старшего поколения. Уверен, что перспективы в онлайне есть.


Рубрика: Персоны
Все Интервью
Триколор ТВ

Уважаемый Читатель!

Мы используем рекламную модель монетизации, чтобы доступ к нашему ресурсу оставался для Вас бесплатным.

Вы видите это окно, поскольку Ваш браузер использует блокировщик рекламных баннеров.

Пожалуйста, внесите сайт telesputnik.ru в список исключений. Это позволит нам и дальше создавать интересный и важный контент.

Благодарим за понимание и поддержку проекта!
С уважением, команда «Телеспутника».