img26 мая 2022 в 12:50

Наталья Коваленко, «Пепеляев Групп»: «Излишний мораторий в законодательстве может привести к правовому хаосу»

Государство расширяет меры поддержки отрасли информационных технологий (ИТ), выделяя не только существенные финансовые средства, но и смягчая законодательство. Партнер «Пепеляев Групп» Наталья Коваленко рассказала редактору «Телеспутника» Алексею Жданову о том, какая помощь от государства наиболее значима, почему невозможна единая господдержка телекома и ИТ-сферы и почему нужно продумано относится к послаблениям в законодательстве.

ИТ-отрасли предоставили новые меры господдержки, в том числе налоговые льготы, льготную ипотеку, отсрочку от армии. Если говорить о реализованных мерах господдержки, какие из них сработали со знаком плюс? И что еще отрасль ждет от регулятора?

Следует учесть, что есть меры господдержки, которыми могут воспользоваться операторы связи, и меры господдержки, направленные именно на ИТ-компании, причем только аккредитованные Минцифры в установленном законом порядке.

Касаясь господдержки операторам связи, отмечу три значимые меры, которые позволяют сэкономить деньги, вложить их в наиболее востребованные направления, например, связанные с импортозамещением.

Первая мера была принята на уровне решений ГКРЧ. Это введение моратория на организацию покрытия LTE-сетями федеральных трасс и населенных пунктов с численностью более тысячи человек. Теперь здесь нет жесткого требования, поэтому в 2022 году ранее предусмотренные на эти цели деньги можно инвестировать в другие направления.

Вторая — совместное использование радиочастотного спектра и доступа к уже построенной инфраструктуре операторами универсального обслуживания в труднодоступных и малонаселенных пунктах. Процедуры по использованию спектра немного упрощаются, правда, упрощения будут действовать с июля текущего года — регулятору требуется время для перестройки своих внутренних процессов и внедрений в практику.

Третья — послабления в рамках так называемого «закона Яровой», по поводу которого у операторов связи было много переживаний, потому что его соблюдение требует существенного вложения инвестиций. Теперь операторам предоставляется возможность не хранить трафик общедоступных теле- и радиоканалов, также стриминговых сервисов. Это действительно большой плюс и облегчение. Еще на год продлили отмену ежегодного увеличения мощностей для хранения трафика, который проходит через интернет-провайдера.

Тема ИТ-маневра не нова, а в связи с геополитическими событиями получила свое развитие

В ИТ-отрасли ситуация интереснее. Тема ИТ-маневра не нова, а в связи с геополитическими событиями получила свое развитие. На ИТ-специалистов делается ставка, и ИТ-компаниям как работодателям предоставляются инструменты для предотвращения утечки кадров: льготные ипотеки, отсрочка от призыва на военную службу.

Государство предоставило налоговые льготы, которые позволяют сэкономить, инвестировать свободные деньги в развитие отечественного ПО (программное обеспечение, — прим. авт.), технологий. Но обнуление ставки налога на прибыль я бы не отнесла к самой значимой мере. Упомяну важное письмо Федеральной налоговой службы (ФНС, — прим. авт.), согласно которому выделение ИТ-департамента в отдельный бизнес не будет рассматриваться в качестве дробления бизнеса, поэтому компании могут проводить такую реорганизацию, не опасаясь начисления налогов.

Это первый важный момент содержания письма ФНС. Второй важный момент — до марта 2025-го выездных налоговых проверок тоже не будет. Указом Президента РФ также наложен мораторий на проверки со стороны регулирующих органов до 2024 года включительно.

Вы разделили телеком и ИТ согласно мерам господдержки. Но участники рынка говорят о том, что эти две сферы трудно отличить друг от друга. Потому что зачастую телеком-операторы создают ИТ-департаменты, а ИТ-компании имеют сильные департаменты сетевых решений, которые напрямую заходят на территорию телекома. Как вы относитесь к идее объединения этих отраслей и реализации единой господдержки, меры которой доказали свою эффективность?

На мой взгляд, это вопрос поиска баланса частных и публичных интересов, потому что с этим предложением телеком-операторы уже обращались в Минцифры. Конечно, государство понимает потребность рынка в снижении финансовой нагрузки, в том числе такой значимой, как налоговая.

Но у государства есть задача пополнения бюджета и его реализации на госнужды. Поэтому, с моей точки зрения, будет хорошо, если предоставят какие-либо льготы даже с определенными ограничениями и критериями в зависимости от госзадач, которые необходимо реализовывать: если государство хочет вложений и инвестиций со стороны телекома для достижения собственных целей, то, конечно, хотелось бы некоего встречного предложения — целевого финансирования либо поощрения в виде предоставления льгот. Но я сомневаюсь в том, что телекому могут предложить аналогичные ИТ-сфере меры господдержки, все-таки эти бизнесы разные. Думаю, если телеком-бизнес готов вкладывать в ИТ-инфраструктуру, то будет правильнее это делать в рамках самостоятельных бизнес-единиц, где действительно можно решать профильные задачи, которые льготируются. Для оформления льготы по налогу на прибыль требуется аккредитация в Минцифры, получение статуса ИТ-компании, при этом 90 % выручки компания должна иметь от ИТ-деятельности и не от всех ее видов, а строго регламентированных, например, доход от рекламы не учитывается: разработка и продвижение рекламных приложений, которые направлены на продвижение услуг, товаров, то есть все, что имеет рекламный характер, не льготируется. Поэтому выполнять критерий 90 % не так просто.

Может быть, стоит допустить чуть больше иностранного влияния, иностранного компонента, потому что ИТ-бизнес не полностью отечественный — иностранный элемент в нем все равно присутствует

Второй момент: для применения льготы по налогу на добавленную стоимость необходимо, чтобы ПО, которое разрабатывает компания, попадало под критерии для включения его в реестр отечественного ПО, а для этого иностранное участие должно составлять не более 30 % компонентной базы, на которой производится и используется ПО. Но если модуль иностранного ПО дорабатывается, то о попадании в реестр не может идти речи. Нужно учитывать, готово ли государство упрощать условия для попадания в реестр. Может быть, стоит допустить чуть больше иностранного влияния, иностранного компонента, потому что ИТ-бизнес не полностью отечественный — иностранный элемент в нем все равно присутствует. Важен его допустимый процент. Сейчас разрешен небольшой процент. Но если он будет чуть больше, тогда, может, и компаниям станет легче.

Минцифры утвердило единого поставщика контента общедоступных телеканалов — им стала «Витрина ТВ». Стриминговые платформы будут обязаны брать сигнал у этого поставщика. Также заработал закон о едином измерителе аудитории интернет-ресурсов. Некоторые игроки предлагают отменить этот закон или по крайней мере отложить его исполнение, потому что реализация данного закона не входит в первоочередные задачи, зато отмена позволит сэкономить. Ваше мнение по поводу подобных инициатив и какие эффективные меры господдержки стоило бы реализовать?
О мерах господдержки можно рассуждать бесконечно. Участники рынка упоминают о существовании перечня мер господдержки, состоящего из 10 тысяч пунктов. По моему мнению, нужно прежде всего выявлять проблематику отрасли, что делается просто, потому что у всех участников рынка есть свои экономические расчеты: сколько средств вложено в реализацию определенных функций, которое на них накладывает государство, и сколько затрачено на коммерческую деятельность. Анализ достаточно простой: нужно проследить, где возникают дополнительные обязательства, и куда можно направить высвобождаемые денежные средства в случае отмены или переноса этих обязательств.
После ухода с российского рынка зарубежных вендоров и правообладателей обсуждается возможность использования нелицензионных программ и нелицензионного контента. Почему бы не разрешить телеканалам показывать новые голливудские блокбастеры, не покупая права на них, и почему бы видеосервисам не транслировать новые сериалы, если правообладатели отказываются показывать их на законных условиях в России? Если они нас игнорируют, то почему мы должны выполнять свои обязательства?

А почему бы в США не показывать российские фильмы, не уплачивая обязательные взносы, которые на законодательном уровне закреплены за российским правообладателем? На мой взгляд, все эти вопросы взаимны. Я понимаю, что политическая ситуация требует вмешательства в деятельность телеканалов, мы живем в определенной цифровой среде и что взаимоотношения на рынке выстраивались не один год. Но я смотрю на это как юрист и считаю, что нормы и законы должны соблюдаться.

Понимаю, что под какие-то задачи законодательные нормы можно отменить, приостановить и переключиться на горящие вопросы. Но их возникло слишком много. Поэтому у меня есть опасения, что это может привести к правовому хаосу. Поэтому я бы с большой осторожностью относилась к таким мерам на уровне законодательства. Даже если вводить моратории, то ограничивать их по времени и по очень значимым вопросам, где мы точно понимаем, что это помешает функционировать бизнесу. Но при наличии такой возможности все-таки нужно реализовывать правовые механизмы.

Насколько здесь важен вопрос репутации? Противники этого считают, что единожды отступив от закона, потом трудно убедить партнеров в том, что ты законопослушный представитель бизнеса. Вы согласны с тем, что репутация дороже этого сиюминутного эффекта?
Считаю, что Россия много лет выстраивала репутацию надежного партнера в глазах иностранных инвесторов. И то, что политическая ситуация затребовала корректировок, внесения законодательных изменений, не означает, что можно заниматься беспределом. Поэтому с одной стороны я не хотела бы таких жестких определений, с другой — понимаю, что нужно оставаться в правовом поле.
#

Подписка на рассылку

Подпишитесь на рассылку, чтобы одним из первых быть в курсе новых событий