«Триколор ТВ»

Спектр преткновения: как операторы боролись за С-диапазон

11.07.2019 > 16:20
Спектр преткновения: как операторы боролись за С-диапазон
фото: Shutterstock
Частоты — священный Грааль любого оператора связи, камень преткновения любого коммуникационного бизнеса, фундамент любой сети. За них платят огромные деньги на аукционах, они служат серьезным аргументом для инвесторов и рычагом давления на операторов. Тому, как игроки рынка боролись за С-диапазон, кто проиграл в этой борьбе, а кто выиграл — и посвящена эта статья.

Когда никто не слышал про 5G

С 1960-х годов С-диапазон был определен для фиксированной спутниковой службы и доставки телеканалов. То есть для того, чтобы две огромные тарелки могли перекинуть между собой трансокеанский канал связи. Или чтобы с одной огромной тарелки доставить на другую, которая просто большая, несколько телевизионных каналов , разумеется, в аналоге.

Для С-диапазона были определены частоты 3,6–4,2 ГГц на линии «спутник — Земля» и 5,8–6,4 ГГц – на линии «Земля — спутник». Это так называемый стандартный С-диапазон. Когда ресурса в стандартном С-диапазоне стало не хватать, то границу диапазона, определенного для линии «Земля — спутник», немного отодвинули: 3,4– 4,2 ГГц. Этот диапазон так и стал называться — расширенным. Спутниковый бизнес был достаточно спокойным и размеренным. Какой-нибудь оператор, например Intelsat, в рамках плановой замены устаревающего космического аппарата заказывал новый, который обязательно имел транспондеры С-диапазона, подключенные к антеннам, формирующим глобальный и полуглобальный лучи. За год-два до запуска другой оператор, не имеющий своего космического сегмента, скажем British Telecom приобретал две трети емкости С-диапазона на весь срок работы КА. И потом этот условный British Telecom либо перепродавал емкость операторам более низкого уровня, либо продавал уже трансокеанские каналы связи телефонным компаниям. Но что-то, разумеется, использовал сам. Непосредственное телевещание обживало Ku-диапазон, а спутниковый Интернет, идущий тогда больше по разряду фантастики, смело глядел в Ка-диапазон. Были и региональные особенности, например в тропических регионах DTH прижилось в С-диапазоне, потому что именно он оказался наиболее устойчив к погодным воздействиям, особенно к тропическим сезонным ливням.

Первая атака отбита

Все начало меняться с началом 2000-х годов. Оптоволоконных линий связи становилось больше, что несколько снижало значимость спутника для организации магистральных каналов. С другой стороны, все громче начали заявлять о себе беспроводные технологии, которым тоже требовались частоты. Сочетание этих двух факторов родило у заинтересованных игроков рынка мысль: а почему бы спутниковым операторам не поделиться кусочком С-диапазона в пользу беспроводных технологий?

Первый раунд борьбы разгорелся в преддверии Всемирной конференции радиосвязи 2007 года (ВКР, проводятся каждые три-четыре года). На С-диапазон тогда претендовали операторы, использовавшие технологии WiMAX, и отчасти Wi-Fi. Операторы наземных сетей усиленно лоббировали передачу части этого диапазона им, упирая на то, что от спутниковых провайдеров отнимут только маленький кусочек и никакой помехи им не создадут. Мало того, часть стран — Австралия, Боливия, Гонконг, Индонезия, Пакистан — провели у себя передачу явочным порядком, но спутниковые операторы и многочисленные отраслевые объединения (Global VSAT Forum, European Satellite Operators Association, Cable & Satellite Broadcasting Association of Asia и др.) доказали, что наземные сети создали неприемлемые помехи для работы спутниковых платформ. Один из самых весомых аргументов привела Боливия, где из-за интерференции спутника и WiMAX в С-диапазоне часть жителей в 2006 году осталась без трансляций Чемпионата мира по футболу. Для южноамериканской страны это стало натуральной трагедией. Исследования, проведенные Международным союзом электросвязи (МСЭ), показали, что между передатчиком наземной сети и приемной спутниковой станцией должно быть минимальное расстояние 35–75 километров. При большом количестве спутниковых станций, работающих в С-диапазоне (только в США их насчитывалось более 11 тыс.), никто не мог гарантировать сохранение этого расстояния.

В общем спутниковые операторы смогли доказать невозможность бесконфликтного дележа С-диапазона между разными пользователями и отбиться, благодаря существующему принципу, согласно которому тот, кто пришел в диапазон вторым, не должен создавать помеху тому, кто в нем уже работает. Но вот для первого потребителя С-диапазона этой проблемы не существует, помехи второму пользователю его не должны волновать вообще. К тому же, у спутниковых операторов оказался весьма сильный союзник — Министерство обороны США. Американские военные, являясь активным пользователем услуг в С-диапазоне, сказали свое веское «нет» возможным помехам, и этот аргумент сыграл свою роль и на международном уровне.

Казалось бы, после ВКР-07 борьба поутихла, но это было только поверхностное впечатление. На самом деле спутниковые операторы понимали, что их победа временная, и начали готовиться к следующему раунду — ВКР-15. С другой стороны Intel, Motorola и Nokia — основные интересанты перераспределения диапазона (поскольку все громче начинала звучать тема 4G) — ничуть не уменьшили своих усилий и продолжали активно лоббировать передачу части С-диапазона сотовым операторам. Серьезным аргументом в пользу их позиции становилось растущее количество смартфонов на руках у населения. Спутниковые операторы обвиняли оппонентов в некорректном завышении потребностей в спектре, необходимом для работы сетей 4G, когда спрогнозированный пиковый спрос объявлялся как базовый. Также спутниковые операторы вели активную политическую борьбу, выдвигая своих ставленников в МСЭ, чего, собственно, и не скрывали. Исполнительный директор Eutelsat Мишель Розен заявил: «Это настоящая борьба с людьми, которые хотят отобрать наш обед».

К ВКР-15 Eutelsat и SES выпустили меморандумы, в которых была обоснована необходимость оставления С-диапазона за спутниковыми службами. Заявлялось, что С-диапазон наиболее устойчив к воздействию погоды, следовательно, его используют службы, предъявляющие высокие требования к надежности канала: государственные сети, телемедицина, управление воздушным трафиком и прочие.

Дискуссии на ВКР-15 по поводу С-диапазона разгорелись не на шутку, одно из заседаний комиссии шло более 12 часов. Но в итоге С-диапазон оставили за спутниковыми операторами. Конференция подтвердила преимущество фиксированной спутниковой связи в С-диапазоне, признав эту услугу жизненно важной для всего человечества. Предложение о выделении части С-диапазона, предназначенного для линии «Земля — спутник» (5,9–6,4 ГГц), даже не рассматривалось в рамках ВКР.

Но в марте 2016 года председатель Федеральной комиссии по связи США (FCC) Том Уилер натурально окатил американских операторов ведром ледяной воды: на ужине, организованном Ассоциацией спутниковой индустрии, он прямо и недвусмысленно заявил, что спектром делиться все-таки придется. Правда, уже не С-диапазоном, а Ка-, и не для 4G, а для пятого поколения сотовых сетей. Уилер попенял спутниковым операторам на их упертость и отметил, что, независимо от происходящего в других странах,решений ВКР и МСЭ, США полны решимости добиться совместного использования спектра. Более всех был озадачен Марк Данкберг — исполнительный директор компании ViaSat, активно продвигающей услугу массового спутникового интернет-доступа в Ка-диапазоне.

Если нельзя предотвратить — нужно возглавить

Наконец, в 2017 году спутниковые операторы, видимо, поняли, что лучше отдать часть спектра на своих условиях, чем лишиться всего. Intelsat и Intel обратились в FCC с предложением передачи части С-диапазона — 3,7–4,2 ГГц — под сети 5G. В заявлении говорилось, что спутниковые операторы сохраняют преимущественное право на использование С-диапазона, но должны начать его расчистку под сети 5G, прежде всего в мегаполисах. Оператор SES в отношении данной инициативы выразил протест. Так как Intelsat и SES контролировали более 90% всего американского рынка С-диапазона, ситуация складывалась интересная. Американская ассоциация телевещателей также выступила против, заявив, что помехи нарушат работу сети раздачи телесигнала локальным станциям и кабельным операторам. Но уже через несколько месяцев — в феврале 2018-го — SES свою позицию поменял и инициативу Intelsat поддержал.

Против ожидаемо выступили операторы, у которых бизнес в большой степени завязан на Юго-Восточную Азию, — AsiSat, APT Satellite и ABS. Генеральный директор AsiaSat Роджер Тонг упрекнул Intelsat в том, что тот «распродает индустрию». Он назвал несколько весомых аргументов против перераспределения С-диапазона. Во-первых, в С-диапазоне реализованы магистральные каналы, связывающие Гонконг с другими регионами. Во-вторых, в С-диапазоне осуществляется доставка телеканалов, метеорологической информации, а также работа систем авиационной и морской безопасности. Только в Гонконге работа около 1,6 тыс. приемных телевизионных станций С-диапазона окажется под угрозой из-за помех со стороны сотовых операторов. В-третьих, именно в С-диапазоне организуются каналы экстренной связи в ходе бедствий и чрезвычайных происшествий. В-четвертых, передача части С-диапазона ограничит возможности азиатских спутниковых операторов контролировать и управлять собственными спутниками и земными станциями.

Также с критикой этой инициативы выступил Всемирный вещательный союз (World Broadcasting Unions, WBU). По мнению WBU, «передача С-диапазона службам мобильной связи создаст хаос в экономике спутникового вещания и потенциально может нарушить сервис, которым пользуются зрители по всему миру».

Но в июле 2018 года к инициативе присоединился Eutelsat, а в октябре того же года четыре спутниковых оператора — Eutelsat, Intelsat, SES и Telesat — создают Альянс С-диапазона (С-band Alliance, CBA). Цель объединения — очистка в США части С-диапазона для сетей 5G с тем, чтобы этот процесс не создавал помех спутниковой раздаче локальных телевещателей и работе спутниковых сетей передачи данных. А на самом деле – чтобы при перераспределении С-диапазона максимально учесть интересы спутниковых операторов. А защищать есть что. Аналитики оценивали грядущую сделку как хороший шанс для спутниковых операторов поправить свои дела в не самый лучший период для их бизнеса. Акции Intelsat с января по октябрь 2018 года на волне известий о сделке с сотовыми операторами выросли в 10 раз. Джайлс Торн, аналитик Jefferies Financial Group, заявил, что на передаче С-диапазона Intelsat заработает $3,9 млрд, SES — $4,1 млрд, Eutelsat — $455 млн. Джек Керрест, финансовый директор Intelsat, уже упоминал, что компания не должна упускать возможность выплатить долги, общая сумма которых на июнь 2018 года составляла $14,2 млрд.

Учитывая, что Intelsat и SES владеют примерно 90% американского С-диапазона, а остальными 10% распоряжаются Eutelsat и Telesat Canada, понятно, что альянс собрал всех заинтересованных игроков.

Дайте водички попить, а то есть хочется…

И ближайшее будущее показало, что операторы волновались не зря. Буквально через несколько дней после образования альянса FCC потребовала передачи в пользу сотовых операторов в два или даже в три раза большего ресурса С-диапазона, чем было предусмотрено изначально. В октябре на Американской конференции по управлению спектром (America’s Spectrum Management Conference) чиновник FCC Майкл О’Рили заявил спутниковым операторам, что они должны вместо оговоренных 100 МГц спутникового С-диапазона передать под сети 5G полосы 200 МГц или 300 МГц. И сделать это нужно максимально быстро, не затягивая процесс на несколько лет. Он также обвинил операторов в том, что они создали Альянс С-диапазона исключительно для того, чтобы сформировать свой собственный механизм распределения спектра, не допустив открытого аукциона частот. В этом же операторов обвинили и потенциальные бенефициары, которые потенциально получают выигрыш от перераспределения С-диапазона, даже если не используют его напрямую. Представитель Google заявил, что следование плану CBA сильно затянет перераспределение С-диапазона и, как следствие, развертывание сетей 5G. Плюс, это приведет к большому количеству судебных исков, что в итоге пойдет на пользу спутниковым операторам, но нанесет вред перспективным пользователям С-диапазона и всей индустрии в целом. Критики плана CBA видят выход в свободном аукционе, но юристы Альянса считают, что в этом случае спутниковые операторы получат меньше денег за спектр и подвергнут спутниковых пользователей угрозам помех. Google же заявила, что угроза помех сильно преувеличивается, поскольку, по их данным, треть американских спутниковых станций С-диапазона не эксплуатируется.

От полосы 100 МГц операторы были готовы отказаться, поскольку это не предполагало перепланировки всего С-диапазона. Изъятие же полос в 200 МГц или 300 МГц заставит их для восполнения емкости заказывать дополнительные космические аппараты, что приведет к серьезным незапланированным тратам, которые, скорее всего, съедят большую часть тех капиталов, которую сотовые операторы выплатят спутниковым за частоты.

Куда кабельному оператору податься?

Но в США есть еще одна заинтересованная сторона — кабельные операторы, которые получают сигнал по спутниковым каналам в С-диапазоне. Мало того, американские законы запрещают передавать сигнал кабельным операторам через спутники непосредственного телевещания, как это широко практикуется в России. Только отдельная услуга и только в С-диапазоне! Поэтому возможность передачи части спутникового С-диапазона сотовым операторам вызвала у них серьезное беспокойство, они опасаются, что возникшие в С-диапазоне радиопомехи серьезно помешают их бизнесу. CBA представил подробный план по защите интересов пользователей спутниковых сетей. План предусматривает передачу сотовым операторам полосы в 200 МГц С-диапазона, из которых 20 МГц должны использоваться как защитная полоса, предохраняющая спутниковые и сотовые сети от взаимных помех. Также CBA намерен предоставить каждой сети средства на предотвращение угрозы спутниковому приему в С-диапазоне.

FCC пришлось успокаивать кабельных операторов. В марте 2019 года на встрече американских регуляторов с America’s Communications Association (ACA), объединяющей кабельных операторов, председатель FCC Аджит Пай заявил, что приоритет комиссии заключается в принятии верного решения, а не в том, чтобы решить вопрос С-диапазона немедленно.

При этом у FCC появились сведения, что ACA потребовала от CBA выплаты $200 тыс. от каждой сети, поэтому помимо уговоров были и мягкие угрозы. Майкл О’Рили (тот самый чиновник FCC, который требовал от спутниковых операторов решить вопрос по-быстрому, да еще и отдать дополнительно 200 МГц) предостерег кабельщиков от излишней жадности, пообещав, что регулятор обязательно учтет их интересы. Также он обратил внимание кабельных операторов, большинство которых предоставляют и услуги ШПД, на возможность использования еще одной части С-диапазона (5,9–7,1 МГц, используется на линии «Земля — спутник») для развертывания нелицензируемых Wi-Fi-хотспотов. Спутниковые операторы в свою очередь заявили FCC, что такое использование возможно, но оно также требует исследования на предмет возникновения возможных помех.

Но никто не отменял претензии сотовых операторов на Ка-диапазон. И на конференции Satellite 2019 в мае операторы в очередной раз забили тревогу. Они заявили, что, скорее всего, отъем у них куска спектра в районе 28 ГГц будет происходить по гораздо более жесткой схеме, чем это происходит в случае с С-диапазоном, и обозначили это как главную проблему спутниковой индустрии в США. Пока их основной аргумент в сторону сотовых операторов заключается в том, что без стабильной работы в Ка-диапазоне нечего и говорить о ликвидации цифрового неравенства в национальном и мировом масштабах.

На этой стадии вопрос и застопорился. Все вышеописанное относится по большей части к США. Но есть высокая вероятность, что данная схема будет воплощена во всем мире. В России пока далеко до такого накала, но недавно вице-премьер Правительства РФ Максим Акимов обещал в течение двух лет решить вопрос с частотами для 5G. Оптимальным диапазоном называется 3,4–3,8 ГГц, и говорится, что для его расчистки требуется согласование с военными, которые его и используют. Но это самый что ни на есть С-диапазон, хотя про российских спутниковых операторов в свете выделения частот под сети пятого поколения никто пока не говорит. Но может, российским операторам уже пора создавать свой Альянс С-диапазона: все-таки лучше отдать часть и на своих условиях, чем все, но на чужих.

_________________________
Рубрика: Технологии
Все Статьи

Комментарии
Авторизоваться
«Триколор ТВ»