«Триколор ТВ»
 

Денис Лукаш, «Центр цифровых прав»: «Закон о суверенном Интернете изменит систему блокировки сайтов»

11.02.2019 > 16:41
Денис Лукаш Денис Лукаш
исполнительный директор «Центра цифровых прав»
В декабре 2018 года началось обсуждение так называемого закона о суверенном Интернете. О том, чем принятие этого документа обернется для отрасли, нам рассказал Денис Лукаш, исполнительный директор «Центра цифровых прав» и директор Ассоциации организаций связи и информации.
В чем основная мысль нормативного документа, прозванного законом о суверенном Интернете?
Суть в национальной безопасности или в госбезопасности. Помимо прочих моментов, закон должен изменить существующую систему блокировок сайтов. Здесь мы видим давно обсуждаемую идею: зачем заставлять заниматься блокировками каждого оператора связи, навязывать системы «Агент ревизор», гоняться за нарушителями, если можно контролировать трафик через трансграничные каналы, а также на точках обмена трафиком? Утверждалось, что закон о суверенном Интернете повысит устойчивость сетей связи, но для этого нужно работать в другом направлении, на мой взгляд.
То есть, казалось бы, новый закон должен операторам связи жизнь упростить?

Здесь, безусловно, есть положительные моменты для операторов связи, которых они так давно ждали. Однако проблема в том, что закон вызывает ряд коллизий. Несмотря на больший контроль в точках обмена трафиком, операторам связи по-прежнему будут устанавливать технические средства, находящиеся за рамками их бизнес-контроля.

Закон призван повысить уровень национальной безопасности. Но, как всегда, в ходе его обсуждения не считаются с интересами хозяйствующих субъектов, с профильными ассоциациями. В итоге мы видим очередной переизбыток регулирующего воздействия и много неопределенности.

В соответствии с новым законом Интернет как бы будет взят под контроль государством. В существующем виде он снижает инфраструктурную и регулятивную безопасность. В частности, многие эксперты акцентировали внимание на попытке перерегулирования системы управления доменными именами. В отрасли существуют определенные договоренности, но закон написан так, что никак не коррелируя с теми функциями, которые выполняет, например, Координационный центр доменных имен. Почему-то закон дает много полномочий Роскомнадзору, делая его еще одним органом безопасности (именно он будет обслуживать новые технические средства, управляющие маршрутизацией). При этом неизвестно, что Роскомнадзор будет делать с трафиком, исходящим от абонента оператора, поэтому тут встает еще и вопрос качества оказания услуг.

Для самого Роскомнадзора описанные выше задачи несвойственны, у него нет таких специалистов, особенно на местах. Поэтому как все это будет работать, неизвестно.

При обсуждении закона о недискриминационном доступе отрасль и законотворцы обкатали хороший способ подачи инициатив от участников рынка через экспертный совет. Почему, на ваш взгляд, сейчас экспертный совет задействован не был?
Недискриминационный доступ все-таки не затрагивает национальную безопасность. То, как российские операторы связи будут разбираться с российскими же управляющими организациями, не очень интересно государству. Таким образом, здесь ничто не мешало подумать о развитии телеком-бизнеса. Но как только рассматриваемый вопрос коснулся контроля со стороны государства, с бизнесом никто не стал советоваться (бизнес не спросили, как он со своей стороны видит такое регулирование). Как только закон был вынесен на первоначальное публичное обсуждение, пришло очень много комментариев от экспертных сообществ. Мы видим, что он серьезно переиначивает систему взаимоотношений.
Обсуждая этот закон, многие обращаются к международной практике. Китай — это очевидный пример жестко регулируемого Интернета. Но там контроль развивался вместе с самим интернетом. А есть ли мировые примеры, где, как у нас, контроль появился позже?

Конечно, они есть. На той же Кубе, как мы знаем, Интернета практически нет, во всяком случае не в современном его понимании. Важно отметить, что Интернет сейчас в основе любой экономики. И там, где так же жестко пытаются регулировать, с экономикой не все в порядке.

На самом деле есть и другие способы влиять на Всемирную сеть. Например, существует многоуровневая международная некоммерческая организация ICANN, которая занимается, в частности, доменными именами. Существует очень много возможностей влиять на управление, на политику и на принимаемые решения в сфере Интернета через такие структуры. Но Россия этого не делает. Ее участие в подобных международных некоммерческих организациях минимально. Намного проще просто все запретить, переложив материальную ответственность в конечном счете на абонентов.

Как вы считаете, существуют какие-либо механизмы, которые позволили бы эту проблему решить так, чтобы и регулирование осуществлять в должной степени, и операторам было комфортно работать?
Думаю, это можно было бы сделать, если бы у нас изначально велась несколько другая внешняя политика: участие в упомянутых некоммерческих организациях, продвижение России как субъекта правоотношений в среде Интернета, и если бы все-таки развивалось малое предпринимательство не на бумаге, а в реальной жизни. В этом случае можно было бы говорить о среде Интернета, как об особом информационном экономическом пространстве, которое является отражением существующего уровня экономики.
Этот сценарий уже невозможен?

Сейчас с позиции правительства более реалистично в кратчайшие сроки закрыться от всего мира. Продвижение влияния на международные некоммерческие компании слишком сложно для текущего состава власти.

Но даже если иного пути нет и мы издаем такой закон, я считаю, следует внимательнее отнестись к нюансам регулирования, чтобы не так сильно навредить предпринимателям.

Как можно на Роскомнадзор возлагать функции регулирования телекоммуникационной инфраструктурой безопасности без какой-либо ответственности? Ведь они даже не справляются с уже существующими средствами контроля («Агент-Ревизор». Эта деятельность подразумевает анализ многочисленных сетей электросвязи, которые развивались локально, потом как-то легализовались, а сейчас вдруг будут отданы в компетенцию Роскомнадзора.

Экспертная группа при Совете Федерации открыто критиковала проект. Будут ли с ее стороны сейчас предприниматься какие-то действия, чтобы что-то изменить?

Да, экспертная группа уже составила и отправила список из возражений юридического, технического и организационного плана на восемнадцати листах. Возможно, по этому проекту нужно создавать несколько рабочих групп, по каждому из аспектов, обсуждая более подробно внутри, как будут реализованы те или иные моменты.

Если закон нельзя откатить обратно, давайте его доделаем или просто исключим непонятные регулирующие моменты. Но я бы с большим удовольствием обсудил именно откат законопроекта.

Есть ли какая-то информация по срокам — как скоро нам ждать подписания закона?
Я слышал, что этот закон хотят принять как можно быстрее. Возможно, уже в ближайшие месяцы.
_________________________ _________________________
Рубрика: Технологии
Все Интервью

Комментарии
Авторизоваться
«Триколор ТВ»