«Триколор ТВ»
 

Олег Алешин, «Брэвис ТВ»: «Количество абонентов снижается, но ситуация под контролем»

29.11.2019 > 17:02
Олег Алешин Олег Алешин
генеральный директор телекомпании «Брэвис ТВ»
О привлечении абонентов к моноуслуге через собственный канал, а также об успешной практике работы с управляющими компаниями рассказал генеральный директор телекомпании «Брэвис ТВ» из Сортавалы Олег Алешин.
Как давно вы начали работать на рынке кабельного телевидения?
Олег Алешин: Это был, наверное, 1991 год. При городском социально-культурном объединении местной администрацией было создано подразделение — Городское кабельное телевидение, в рамках которого мы с нуля начали прорабатывать проект общегородской сети КТВ. На тот момент в эфире было всего три канала, еще два канала мы давали со спутника из доступных бесплатно. И это было очень востребовано.
Вы развивались на базе систем коллективного приема?
Олег Алешин: Нет, это была полностью новая сеть. Антенны тоже перешли к нам, но позже, лет через пять, когда обострилась проблема с их эксплуатацией. Денег тогда с жильцов никто не собирал, систему не обслуживал. И нам предложили объединить сеть, разделив эфирный и коммерческий пакеты. Для тех, кому было достаточно эфирных программ от коллективной антенны, мы выделяли три-четыре эфирных канала простым частотным фильтром. Правда, абонентов на этом пакете было не очень много, в основном бабушки, которые каждую копейку считали.
Вы как-то развивали впоследствии идею пакетирования?
Олег Алешин: Когда появилось законодательное требование транслировать общедоступные обязательные каналы во всех пакетах, мы от схемы с разделением вообще ушли. Сейчас у нас один большой пакет.

Мы пытались одно время пакетировать и кодировать отдельные пакеты. Но у народа в нашем городе подход такой: чем проще и дешевле, тем лучше. Им сказали платить столько-то — они и платят. Кто не хочет — уходит. Управлять набором каналов они не очень готовы. На коммерческие пакеты подключались в лучшем случае 5—10% абонентов, которые были готовы за него платить. В итоге коммерческий результат оказался хуже, чем с одним большим пакетом.

На мой взгляд, смысла в пакетировании для таких маленьких городов, как Сортавала, нет. Люди либо платят какую-то адекватную абонентскую плату, либо уходят.

Сильно ли отразилась на абонентской базе бесплатная эфирная цифра?
Олег Алешин: Наверное, как и у всех. Катастрофы не произошло. Тем более у нас в Сортавале эта ситуация была немного отсрочена. Сначала включили два мультиплекса. Потом, видимо, начали считать деньги и решили, что в небольших городах второй мультиплекс стоит отключить до официального перехода на цифровое вещание. В этот момент отток у нас приостановился. Ну а когда второй мультиплекс снова появился — продолжился. Мы анализируем причины ухода, и в 85% случаев люди действительно переключаются на телевышку. Но сильнее всего, на мой взгляд, повлияла даже не сама цифра, а оголтелая некорректная реклама по федеральным каналам.
Та, что предупреждает о переходе на цифру и не упоминает кабельных операторов?
Олег Алешин: Да. Из этих роликов создавалось такое впечатление, что в стране кроме 20 обязательных общедоступных каналов нет вообще ничего. Значительная доля народа даже не пыталась понять, что происходит. Они думали, что если не купят сейчас эту приставку или телевизор, то ничего не увидят. Мы в ответ выпускали свои ролики и объявления. Разъясняли, повторяли в новостях, что аналоговый пакет для наших абонентов никуда не исчезнет, он так и будет транслироваться в сети. Но люди все равно приходили и спрашивали, так ли это. Это было похоже на панику.
Вы и в будущем планируете сохранять аналоговый пакет?
Олег Алешин: Конечно. Потому что возможность без дополнительных приставок с одной абонентской подписки смотреть телевидение на нескольких телевизорах — это одно из серьезных преимуществ классического кабеля. Сколько ТВ в квартире есть, столько и подключается, без карточек и дополнительных затрат. В определенной степени это помогает нам сохранять лояльность абонентов. Если мы еще и это уберем, это будет последнее наше решение.
По примеру соседней Ленобласти у вас местные власти не пытались сотрудничать с операторами, чтобы сгладить эту ситуацию, а заодно восстановить парк антенн коллективного приема?
Олег Алешин: Мы пытались на уровне нашего субъекта решать этот вопрос. Но все ограничилось несколькими совещаниями.
Возвращается ли кто-то с эфирной цифры?
Олег Алешин: Сложно сказать. У нас в летний период есть такая услуга, как временное отключение. Эти абоненты возвращаются. Раньше мы повторно подключали за небольшую плату — чуть меньше ежемесячного платежа. Теперь же мы подключение сделали бесплатным для всех, потому что времена настали не лучшие для отрасли.
Может ли привлечь зрителей качество картинки — HD- и 4К-каналы?
Олег Алешин: Если говорить глобально, народу все равно.

Лично я, будь у меня выбор, смотреть бесплатно в SD или за деньги в HD те же Первый канал и «Россию», выбрал бы второе. Но в целом для народа это не будет решающим фактором. Возможно, здесь будет какой-то накопленный эффект, когда станет больше HD-каналов, абоненты к ним привыкнут и уже не будут стоять перед выбором, в каком качестве смотреть. Но пока мы этого не видим. Это не работает ни как фактор удержания, ни как фактор привлечения.

Однако мы в тесте даем 4К-канал в качестве эксперимента. Но это не развлекательный контент, а скорее созерцательный: ты просто сидишь и смотришь в космос на телевизоре. Можешь оценить, для чего купил такой хороший ТВ.

Вы в прошлом году во время чемпионата мира по футболу подключались к трансляциям матчей в 4К на Первом канале?
Олег Алешин: Нет, мы в этом не увидели коммерческой целесообразности. Отдельно это было бы не продать. Тем более что тут нужны были какие-то технические и юридические решения для подключения.
Почему вы не предоставляете доступ к интернету?
Олег Алешин: Раньше предоставляли. Потом в наш город пришло много операторов. Мы лет 5 с ними конкурировали, пока не решили, что лучше будет заниматься своим профильным бизнесом и уйти с этого рынка. И, честно говоря, не жалеем. При существующих требованиях к операторам передачи данных непонятно, как бы мы выжили: затраты огромны, рынок ограничен, а лишних денег уже нет.

В итоге конкуренты ограничиваются IP-телевидением, а мы не идем в интернет. IPTV сегодня пока еще не полноценный конкурент классическому КТВ. Народу надо, чтобы не было никаких лишних пультов, приставок, дополнительных проводов: воткнул кабель, и все показывает. В нашем кабеле показывает и аналог, и цифра, а качество у классического кабельного телевидения надежнее. Интернет ведь — негарантированная услуга с негарантированным качеством. И телевидение через интернет по этому же принципу не всегда стабильно показывает. А народ очень раздражает, когда они смотрят какую-то передачу или фильм, а тут все подвисает. К нам даже возвращаются от IPTV-операторов, поскольку у нас оптика везде. Даже из-за отключения электричества практически не бывает перерывов в вещании.

К вам с недавнего времени ходит скоростной поезд «Ласточка» из Санкт-Петербурга, туристов стало в разы больше… Повлияло ли развитие туризма на спрос?
Олег Алешин: Действительно, очень много людей в городе стали зарабатывать на туризме. Много квартир сдается посуточно. Но, видимо, для них многоканальное телевидение не очень актуально. А гостиницы у нас и так все подключены, еще лет 15 назад. Для них кабельное ТВ — это уже элемент минимального сервиса.
Повышаете ли вы абонентскую плату в связи со сложными экономическими условиями? Как на это реагируют абоненты?
Олег Алешин: Последние 3 года мы не индексируем абонентскую плату. Да и ранее, если и повышали раз в 2 года, то очень аккуратно, не более чем на 2-3%, чтобы не было сильной негативной реакции. Хотя негатив от абонентов все равно есть. Народ болезненно воспринимает даже копеечный подъем платы. Что бы там ни говорили, платежеспособность населения падает. И люди начинают между зрелищем и холодильником выбирать холодильник.
Как вы считаете, что удерживает абонентов на вашем кабельном телевидении?
Олег Алешин: На мой взгляд, наше собственное вещание. Мы создали сортавальский телеканал «Брэвис ТВ», транслирующий местные новости, прямые эфиры и телегазету. И они пользуются популярностью. Удивительно, но даже молодежь следит за нашими выпусками. Мы стараемся преподносить новости объективно и работать именно на местном уровне. Нам даже отзывы иногда оставляют, что один телевизор в доме сохраняют для кабельного телевидения — чтобы смотреть наши новости, а на других подключают, например, спутниковое. Наш канал мы принципиально никуда больше не отдаем.
Даже в интернет ролики не выкладываете?
Олег Алешин: Если мы начнем еще где-то его распространять, никакой монетизации не будет. Мы даем в группе «ВКонтакте» промо — публикуем отдельные сюжеты с единственной целью — подогреть интерес к каналу и мотивировать подключиться, чтобы смотреть его на постоянной основе. Хотя в группах в социальных сетях на нас регулярно обижаются зрители, что мы не выкладываем все. Охват у нас там довольно широкий — сюжеты смотрят даже жители других стран, кто родом из Сортавалы.
Учитывая такую популярность канала, не рассматривали ли вы возможность претендовать на роль 22-й кнопки в вашем районе?
Олег Алешин: А какой нам смысл? В результате мы только потеряем абонентов КТВ. Зачем они будут платить нам, если смогут смотреть канал бесплатно в других сетях? Основной доход у нас с абонентской базы, поэтому не вижу в этом смысла. Рекламные доходы тоже есть, но пока их недостаточно. Хотя в последнее время реклама растет.
Местная реклама приносит доходы?
Олег Алешин: Да. Раньше рекламный рынок у нас вообще не рос. К нам приходили рекламодатели республиканского уровня — крупные сети, например, с которыми на нашем уровне работать довольно сложно. Но сейчас до рекламы дорос и местный бизнес. Все началось с одной местной компании, после чего потянулись конкуренты и участники смежных секторов с запросом: «Хотим как у них». В студии у нас работает постоянно два человека. Конечно, есть приглашенные «говорящие головы» — ведущие новостей. И все они в последнее время почти зарабатывают на рекламе.
Есть ли у вас местные конкуренты на рекламном рынке?
Олег Алешин: Из СМИ в Сортавале есть газета, радио и мы. Но нельзя сказать, что мы конкурируем между собой за бюджеты. Каждый по-своему уникален. И если рекламодатель появляется, то идет он ко всем троим. Нет такого, чтобы у каждого была своя ниша.
У канала получается еще как-то зарабатывать?
Олег Алешин: Мы снимаем платные сюжеты, зарабатываем на архиве, осуществляем информационное обслуживание местных властей. Мы не отказываемся от таких работ. Пробуем новое, экспериментируем.
Будете ли вы что-то предпринимать для предотвращения падения абонентской базы, помимо развития канала?
Олег Алешин: Планировать какие-то глобальные расходы на это не имеет смысла, это только подорвет окупаемость. Количество абонентов снижается, но ситуация под контролем. Кроме того, не думаю, что сейчас эту проблему можно решить, даже если включить в сети 1 тыс. каналов. Услуга будет по карману, если население будет жить лучше.
Пытаетесь ли вы развивать сеть в соседние поселки?
Олег Алешин: У нас два поселка уже охвачено, причем с начала 2000-х, — Хелюля и поселок Тельмана. Нам здесь очень помогли железнодорожники. Спасибо им за это. Идти по чужим столбам вдоль извилистой автомобильной дороги невыгодно, а железная дорога на 2 или даже 3 км короче. РЖД сначала давали нам емкость в своем волокне, потом пустили на столбы. Когда столбы убрали, снова дали каналы. Мы пытались перед демонтажом столбов уйти на «Ростелеком», но те сначала обещали выдать технические условия на подключение, а когда настал момент пилить столбы, техническая возможность пропала. Мы готовились к тому, что эти поселки у нас отключатся. Но все же написали несколько писем в РЖД, и они пошли нам навстречу — изменили параметры стандартной услуги под наши потребности.

Кстати, именно в этих поселках абонентская база у нас почти не падает. Несмотря на то, что они принимают два мультиплекса, это самые лояльные наши абоненты. Отключения там единичны.

Вы не интересовались, почему?
Олег Алешин: Консерватизм. Фактически все в этих поселках смотрят новости. Собираются целыми группами, чтобы обсудить последние события. Все активно комментируют в социальных сетях. Ну и IPTV от конкурента там не очень прижилось.
Вы не думали по примеру этих лояльных поселков пойти на другие близлежащие территории?
Олег Алешин: Поблизости у нас есть еще Южный поселок. Но там в основном частный сектор, который уже поставил спутниковые антенны. Думаю, строительство там уже не окупится.

Учитывая, что технологии меняются, появляется много конкурентов, а молодое поколение уходит в интернет, строительством сейчас заниматься невыгодно.

Сложно ли вам приходится с уже построенными сегментами — есть ли у вас проблема с управляющими компаниями?
Олег Алешин: Наверное, везде есть тот или иной опыт взаимодействия с управляющими организациями. У нас тоже есть свои истории, несмотря на то, что в свое время именно местная администрация — собственник жилого фонда — поставила перед нашим предприятием задачу создать сеть КТВ, и еще тогда было достигнуто соглашение, что мы платить за размещение сетей никому ничего не будем.

Сети наши были построены до принятия жилищного кодекса, новые собственники жилья получили его уже обремененным сданными в эксплуатацию сетями связи. Но есть несколько трактовок ситуации. Одна версия — что для нас смена собственника ничего не меняет. А кто-то говорит, если появились новые собственники, должны быть и новые условия работы. В результате нас порой не пускают в дома для подключения абонентов или ремонта оборудования, а иногда присылают счета, кто на три тысячи рублей, кто на пять, за аренду общедомового имущества. С точки зрения отдельных жильцов это, наверное, правильно. Масса служб пользуются общедомовым имуществом и не платят. Можно со всех брать: с Почты России за ящики, которые висят на стене, с сотрудников управляющих компаний, лифтовых служб, скорой помощи и тому подобное, которые ходят по общественным лестницам бесплатно.

Как вы противодействуете этому произволу управляющих компаний?
Олег Алешин: Мы не оплачиваем эти счета, потому что, на мой взгляд, для этого нет никаких правовых оснований. И мы идем по формальному пути, который почему-то не упоминают на встречах операторов, в то время как на практике он не менее эффективен, чем обращение в суд.
Как это выглядит на практике?
Олег Алешин: Предположим, нам приходит письмо от УК: с вас столько-то по результатам общего собрания собственников, надо платить. Я в ответ пишу: хорошо, если есть решение собрания, мы готовы заплатить, но давайте переведем все это в законное русло. Оплата ведь не может производиться без договорных отношений. А договор должен соответствовать закону. Управляющая компания — такая же коммерческая организация, как и мы, только мы оказываем услуги связи, а они — услуги по управлению многоквартирным домом. Общедомовое имущество им не принадлежит. Так почему эти деньги мы должны платить именно им? Мы письменно предлагаем УК заключить договор в соответствии с законом. Причем закон прописывает, какие позиции должны быть в договоре четко определены. Иначе такой договор может быть признан недействительным.

Даже если жильцы приняли решение сдать общее имущество в аренду, определили цену и назначили управляющую компанию в качестве представителя — поверенного, сама УК не может являться стороной этого договора. Такой стороной могут быть только собственники.

Предположим, управляющая компания прошла этот этап бюрократии и оформила от имени каждого собственника договор. Но по какому праву она распоряжается их деньгами? Это не вправе делать ни она, ни общее собрание жильцов. Это уже не жилищное, а гражданское законодательство, где указано, что доходы от использования имущества общего пользования поступают в единый котел, откуда распределяются согласно долям собственников, если между ними не заключено иное соглашение.

Предположим, речь идет о 100-квартирном доме. У каждой из этих квартир три-четыре собственника, которые между собой должны прийти к единогласному соглашению. Если я как собственник хочу, чтобы деньги от использования моей доли в общедомовом имуществе лежали в моем кармане, то никакое общее собрание собственников или УК моими деньгами распоряжаться точно не вправе. Тут уже не подойдет 2/3 собрания. Проголосовать должна каждая из этих небольших долей. И некоторые могут не согласиться с тем, что управляющая компания забирает доход себе — они же и так платят ей, как положено, за обслуживание и ремонт дома.

Даже если доход действительно с согласия собственников идет на текущий ремонт, в бухгалтерии существует понятие проводки. Если я как собственник заработал на размещении чьего-то имущества на своей части общедомового пространства, я могу взаимозачетом учесть их в коммунальных платежах. Но при этом должна быть проводка. В реальности же этого не происходит. Деньги просто ложатся в карман УК. Еще один момент: раз собственник получает по договору доход, значит, у него возникает НДФЛ. Кто его будет платить? Честно говоря, если бы у меня была управляющая компания, которая сдала бы кому-то в аренду общедомовое имущество, я бы сам первый сообщил об этом в налоговую инспекцию. Я как собственник получаю доход, но мало того, что он идет куда-то мимо моего кармана, так я еще оказываюсь недобросовестным налогоплательщиком, потому что с этого дохода не плачу налоги. Все понимают, каких усилий стоит запустить бюрократическую машину, которая все это посчитает и оплатит. Хотя по закону иного пути нет. Когда управляющие компании погружаются в это, у них у самих пропадает желание спорить.

До суда с ними у нас не дошло ни разу. Все понимают, что в суде возникнут те же вопросы. У нас и другие аргументы есть.

Какие аргументы вам кажутся логичными в данном случае?
Олег Алешин: Например, размышления о соразмерной плате за установленное оборудования. Спор в отношении величины этой платы должен решаться на основании независимой оценки. А чтобы она была возможна, должен сложиться рынок инженерных конструкций. Если бы там не висел кабель оператора А, жильцы бы смогли сдать это место в аренду оператору Б за те же деньги. У нас же собственники или управляющие компании устанавливают тарифы по собственному желанию «от фонаря». В некоторых домах мы абонентской платы собираем меньше, чем они с нас требуют. Это абсурд. В конце концов, размещая свое оборудование, мы создаем дополнительную инфраструктуру в жилых домах, благодаря которой рыночная стоимость квартиры становится выше при продаже или сдаче в аренду, — это тоже повод для размышлений. Кто здесь и кому должен? К сожалению, все это пока вопрос не отработанный. Надеюсь, «Ростелесеть» поможет снять этот вопрос раз и навсегда на законодательном уровне.
С жильцами эту проблему не обсуждали?
Олег Алешин: Конечно, мы им все разъясняем. У нас даже был случай, когда дошло до крайних мер. В одном из домов нам надо было подключить нового абонента, а нам отказались давать ключи и даже навязывали договор на их условиях. Как раз в этот период в том же доме вышло из строя оборудование. Когда мы пришли ремонтировать, нас снова не пустили, подозревая, что мы будем подключать абонента. В итоге дом остался на три выходных дня без телевидения. Нам тогда даже из правительства республики звонили: «Вы что там у себя творите?». Мне кажется, в доме с инициаторами этих препонов разобрались их же соседи — из-за них ведь они три дня не смотрели телевидение. Теперь нас в тот дом всегда пускают без проблем.
Каким вы видите будущее своего бизнеса?
Олег Алешин: Как я уже говорил, абонентская база сокращается, и тенденция эта вряд ли прекратится. Но и до нуля абонентская база вряд ли упадет. Подозреваю, что рано или поздно количество абонентов снизится до того уровня, когда нам придется решать, нужно ли продолжать вообще этим заниматься. Однако минимум 3-4 года мы еще протянем, несмотря на агрессивное продвижение первых двух мультиплексов и другие сложности. Чтобы выжить в таком городе с такой абонентской базой, нужно максимально оптимизировать затраты, настроить работу с кадрами, повысить их эффективность работы. И мы давно занимаемся этими изменениями.

_________________________
Рубрика: Технологии
Все Интервью

Комментарии
Авторизоваться
«Триколор ТВ»