alt Main Birthday
 

Права на телеконтент в интернете: как выйти из тупика?

26.01.2021 > 09:23
Права на телеконтент в интернете: как выйти из тупика?
Фото: Depositphotos
Правовое регулирование трансляции телеканалов в интернете — одна из главных проблем, тормозящих развитие вещателей в онлайн-среде. Этой проблеме было посвящено заседание онлайн-клуба юристов в сфере интеллектуальной собственности и технологий Keep talking, организованного владельцем юридической компании «Катков и партнеры» Павлом Катковым. Послушав дискуссию, «Телеспутник» в очередной раз убедился, что по-простому устранить давние правовые коллизии не получится.

Без договора с правообладателем сервису «по-любому хана»

Открывая обсуждение, Павел Катков обозначил вопросы, традиционно поднимаемые юридическим сообществом, когда речь заходит о том, почему далеко не весь телевизионный контент представлен на онлайн-платформах, при том, что и сами вещатели, и видеосервисы заинтересованы в том, чтобы ТВ-программ в Сети было как можно больше. Этих вопросов как минимум три: «Может ли телевещательный контент присутствовать на платформах видеосервисов?», «Достаточно ли у вещателей прав для его присутствия там?», «Кто и кому должен платить за использование такого контента?».

«Ответ на первый вопрос очевиден: телеконтент может и должен распространяться в Сети. Это желание каждого правообладателя, провайдера и пользователя», — начал вице-президент Ассоциации кабельного телевидения России (АКТР) Михаил Силин. Однако перед участниками рынка стоит большой вопрос: как это сделать легально, продолжил он. Действующие законы делают фактически всех провайдеров пиратами при трансляции ими телепрограмм, следовательно, речь должна идти об изменении законодательства, чтобы устранить существующие риски, подчеркнул вице-президент АКТР.

Ситуацию с правами Михаил Силин разделил на две части. «Вопрос о смежных правах решаемый, потому что с владельцами таких прав вещатели заключают прямые договоры. Если какой-то канал хочет, чтобы его контент распространялся в ОТТ, он должен предусмотреть это в своих договорах. Однако мое общение с тематическими каналами показывает, что они почти никому не дают права на OTT, поскольку они либо не могут их получить [от правообладетеля], либо не считают это целесообразным. Эфирные каналы говорят, что у них есть права на OTT, но на самом деле здесь много нюансов, связанных с сублицензированием, показом catch up. Так или иначе, нет законодательных преград для того, чтобы стороны договаривались о смежных правах», — описал первую часть проблемы Михаил Силин. Вторая часть проблемы, по его словам, касается очистки прав на музыкальные произведения. Телевещатели заключают договоры об очистке прав на музыку в телепрограммах с Российским авторским обществом (РАО). Но РАО не аккредитовано для очистки прав на музыку в интернете, и лишь в случае заключения обществом прямых договоров с правообладателями (которых далеко не 100% от общей массы существующих трансляций в Сети) возможно получение прав на контент с музыкой конкретных авторов для его показа в онлайне.

Из слов же главы ассоциации «Интернет-видео» Алексея Бырдина следовало, что отсутствие законодательных норм для очистки прав на музыку в телеконтенте в интернете делает патовой и возможную ситуацию судебного рассмотрения претензий правообладателя, если музыка с неочищенными правами звучит в ТВ-программе в интернете. В ответ Павел Катков предложил вещателю заключать прямые лицензионные договоры с правообладателем, минуя РАО.

Фото: Depositphotos

В свою очередь, глава Ассоциации по защите авторских прав в интернете (АЗАПИ) Максим Рябыко привел аргументы, которые суд учтет при рассмотрении возможного дела о нарушении прав на музыкальное произведение при показе телеконтента с ним в Сети: знание или незнание ситуации с очисткой прав вещателем и онлайн-платформой и их добросовестность при попытке очистить эти права в рамках лицензионного соглашения.

Но есть еще одна юридическая схема взаимодействия вещателя и онлайн-платформы, не предполагающая прямого лицензирования, отметил Алексей Бырдин. При этой схеме вещатель, чаще всего работающий не по платной, а по рекламной модели, рассматривает онлайн-платформу как сторону, которая всего лишь доводит его сигнал до своей аудитории. То есть можно рассматривать такие взаимоотношения как аналог оказания услуг связи, оплачиваемых вещателем. И в этом случае видеосервис не является пользователем контента, требующего лицензирования, поэтому вся ответственность лежит на вещателе. А сам вещатель может заявлять в ответ на претензии правообладателей, что его права на контент очищены в том числе и в интернете, уточнил Алексей Бырдин. По его словам, в этом случае РАО должно получать и процент от дохода вещателя от аудитории видеосервиса. Дополнительный аргумент в пользу легитимности такой трактовки взаимоотношений правообладателя, вещателя и онлайн-платформы — отсутствие новой аудитории для произведений, защищаемых РАО: в онлайне их потребляют те же зрители, что смотрят эфирное или кабельное ТВ, добавил Алексей Бырдин.

Но такой подход к урегулированию споров правообладателей и тех, кто зарабатывает на их контенте в Сети, вызвал несогласие Михаила Силина. Он подчеркнул, что на практике существуют лишь две формы договора, который можно заключить между участниками вещательной цепочки: лицензионный и на услуги связи. «Проблема в том, что “связной” договор может быть только платным. Но никогда в жизни ни один канал ни копейки не заплатит за присутствие его сигнала на OTT-площадке», — критиковал схему Алексея Бырдина вице-президент АКТР. Он обратил внимание на то, что широко обсуждаемый проект единой платформы для вещания общедоступных каналов в онлайне также позиционируется его создателями как способ заполучить лицензионный контент телевещателей видеосервисами. «Было придумано слово “Витрина”. Мол, мы в “Витрине” как-то решим проблему с правами, а потом у всех будет просто ее плеер. Все взбунтовались, и правильно, потому что это фактически означает чужой сервис разместить на своем», — поделился Михаил Силин. Он добавил, что описанная Алексеем Бырдиным схема может быть жизнеспособной, если правообладатели, телеканалы и видеосервисы найдут приемлемую с точки зрения закона форму договора.

Заместитель председателя комитета по интеллектуальной собственности и креативным индустриям Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Анатолий Семенов подчеркнул, что единственное обременение, предусмотренное в отношении аудиовизуальных произведений при наличии лицензионного договора с правообладателем — вознаграждение авторам музыки. «Если у OTT-площадки есть лицензионный договор с правообладателем, то непонятно, о каких авторах мы говорим, ведь такой вид использования контента не подпадает под действие Гражданского кодекса. Ситуация простая: если у сервиса нет договора с правообладателем аудиовизуального произведения, ему хана по-любому. А если есть, то я вообще не понимаю, о чем мы говорим [из-за отсутствия соответствующей нормы в ГК]», — настаивал Анатолий Семенов.

Способы выхода из регуляторного тупика

Поспорив о легитимности различных форм лицензионных договоров и юридических схем организации вещания телеканалов в онлайне, эксперты вновь констатировали, что разрешать возникшие коллизии между правообладателями, вещателями и видеосервисами можно и нужно за счет коррекции законодательства.

«Необходимо инициировать работу на уровне Госдумы, Минцифры и других министерств: собрать рабочую группу из ведущих юристов отрасли, понимающих ее проблематику, чтобы они продумали и предложили некую правовую схему. И внести правки в Гражданский кодекс, законы “О связи”, ”О СМИ”, об аудиовизуальных сервисах», — предложил свой рецепт выхода из регуляторного тупика Михаил Силин.

Фото: Depositphotos

«Приходить к министерствам с идеей собирать рабочую группу бесполезно, — не согласился Алексей Бырдин, — им нужно приносить готовое решение. Надо обсуждать проблему не на площадке министерств, а делать все самим. Мы должны предложить решение, которое ляжет на бизнес-логику, не усложняя юридическую конструкцию». Он предложил исходить из того, что сам вещатель в роли распространителя контента в интернете должен взять на себя ответственность по очистке прав.

Максим Рябыко предложил начать коррекцию законодательства с пересмотра терминологии, используемой при обсуждении правовых взаимоотношений в интернете. Видеосервисы — бурно развивающаяся отрасль, и юридическая терминология не поспевает за ее реалиями. «В одних договорах мы используем термин “доведение до всеобщего сведения”, с иностранными правообладателями мы говорим об “использовании произведений в сети интернет”. Начинается неразбериха. Если определить по-новому несколько базовых понятий, это упростит ситуацию. Когда мы определим субъектов и способы их отношений, станет понятно, с кем и о чем договариваться», — рассуждал глава АЗАПИ.

Из заключительной реплики Анатолия Семенова следовало, что будущие договоренности на законодательном и концептуальном уровнях, о которых высказались коллеги, вполне возможны, хотя привести противоположные мнения к общему знаменателю будет непросто.

Завершая встречу, Павел Катков подтвердил, что позиции экспертов обсуждения различались, что в целом отражает противоречия между участниками цепочки трансляции телевизионного контента в Сети. Но договариваться правообладателям, телеканалам и видеосервисам все равно придется, а для таких будущих договоренностей и необходима коррекция как терминологии, описывающей бизнес-процессы, так и действующего и во многом устаревшего законодательства.


Рубрика: Тренды
Все Статьи

Уважаемый Читатель!

Мы используем рекламную модель монетизации, чтобы доступ к нашему ресурсу оставался для Вас бесплатным.

Вы видите это окно, поскольку Ваш браузер использует блокировщик рекламных баннеров.

Пожалуйста, внесите сайт telesputnik.ru в список исключений. Это позволит нам и дальше создавать интересный и важный контент.

Благодарим за понимание и поддержку проекта!
С уважением, команда «Телеспутника».

Нажмите «Подписаться» чтобы читать «Телеспутник» в Вконтакте

x

Нажмите «Подписаться» чтобы смотреть «Телеспутник» в Youtube

x