«Триколор ТВ»
 

Петр Холостов, «Петронет»: «Есть зоны, где эфирная цифра принимается нестабильно, и меня это радует»

29.10.2019 > 18:05
Петр Холостов Петр Холостов
Генеральный директор компании «Петронет»
Как обеспечить абонентов интернетом, не имея такой услуги, и почему отключение аналога в эфире — повод для позитивного взгляда в будущее, «Телеcпутнику» рассказал Петр Холостов, генеральный директор компании «Петронет» — кабельного оператора, находящегося в собственности правительства Республики Карелия.
Какие услуги вы предлагаете?
Мы продаем телевидение и IPTV. У нас есть партнеры, которые одновременно являются нашими агентами. Уже 4-5 лет мы работаем в неком симбиозе, и сейчас это выгодно. Партнер предлагает наш пакет каналов в форме IPTV дополнительно к своему интернету.
Были ли сложности с организацией такой схемы?
Поначалу Роскомнадзор очень внимательно смотрел на всю конструкцию, но не увидел ничего неправильного. Мы предоставляем телевидение в собственной цифро-аналоговой кабельной сети. IP-сеть партнера является для нас просто транспортом — договоры с абонентами на телевизионную услугу заключены от имени «Петронета». При этом у нас есть только кабельная лицензия, нет лицензии на передачу данных, у партнера — только передача данных и нет лицензии на кабельное ТВ. Дополнительно мы получили только лицензию на присоединение к сетям передачи данных.
Почему вы сами не пошли в сторону интернета в свое время?
Фактически мы государственная компания, наш собственник — правительство Республики Карелия. До 2000-х годов оно владело частью компании, а с середины первого десятилетия XXI века получило контроль над 100% предприятия. С одной стороны, это дает некоторые преимущества, с другой — приходится сталкиваться с определенными нюансами. В частности, мы не можем свободно экспериментировать с новыми веяниями. Когда 15 лет назад можно было безболезненно пойти в сторону интернета, этого сделано не было. Сейчас же для входа на этот рынок нужны миллионы, которых у нас нет. А ввязываться в кредиты нет желания, потому что на этом рынке очень жесткая конкуренция. Мне кажется, вопрос с интернетом для нас не закрыт, но, наверное, поезд уже ушел. В такой консервативной позиции есть свои плюсы. Мы не попали под этот каток под названием «поправки Яровой». И мы спокойно работаем — собственник предприятия не выжимает его до последнего, требуя прибыли. Мы нужны правительству как организация, которая помогает с различными телевизионными инициативами.
О каких инициативах идет речь?
Например, сейчас на базе местного телеканала «Сампо ТВ 360», который осуществляет врезки в московский «360», будет строиться региональный телеканал с врезками в ОТР. Мы будем обеспечивать бесперебойное питание студии этого телеканала и предоставим инженеров, которые помогут обслуживать инфраструктуру. У нас-то генератор уже стоит, так что нам это стоит гораздо дешевле, чем если бы они самостоятельно строили резервирование.
У вас есть собственный канал внутри сети? Не будет ли он конкурировать с региональным?
Тут не может быть конкуренции. Раньше в составе «Петронета» действительно была редакция — было свое телевидение. Но в какой-то момент из-за государственного собственника стало непонятно, как эту редакцию финансировать. Это было отдельное ООО, а не госпредприятие, то есть по закону для передачи денег от правительства Республики Карелия необходимо было объявлять конкурс — собственник не мог напрямую финансировать. Поэтому редакция была выделена в отдельную структурную единицу — бюджетное предприятие, и именно она сейчас вещает на «Сампо ТВ 360» и будет вещать на ОТР.
Пользуется ли вообще популярностью местное телевидение?
Мне кажется, да. Старшее поколение — точно самый большой потребитель местных новостей. Молодежи, естественно, нужны уже другие источники информации — интернет, YouTube, «Яндекс.Дзен» и так далее. Но самая большая часть наших абонентов — это как раз пенсионеры, старая часть города. Очень много людей старшего возраста, которые достаточно консервативны в своих предпочтениях и не пытаются отказываться от классического телевидения.
Как ведет себя сейчас ваша абонентская база?
Конечно, отток есть. У нас до 2013 года был активный рост базы, а с 2014-го была стабилизация и начался медленный отток.
В чем причина?
Молодежь уже меньше интересуется телевидением, старое поколение постепенно уходит. Есть маркетинговое давление со стороны платных операторов, работающих с другими технологиями доставки сигнала. И конечно, масла в огонь подлила история с цифровым эфирным телевидением. В нашем регионе в одном из первых включили в эфире два мультиплекса — 20 каналов совершенно бесплатно, которые отбивают желание платить какие-то деньги за просмотр. Объективно много людей смотрит 1-2 канала, и им от оператора нужно было просто качество. Цифровое телевидение им это качество дало. Хотя в центре города есть проблемные зоны, где картинка эфирной цифры принимается нестабильно, и честно говоря, меня это радует — значит, не все так плохо на нашем рынке.
Заметен ли поток людей, которые в принципе отказываются от телевидения в пользу чистого интернета?
Абоненты, как правило, не говорят правду, расторгая договор. У нас есть стандартная форма опроса, но большинство пишут «переезд». Никто не сообщает, что, например, клюнул на рекламу конкурента.
Ваши сети пересекаются с сетями конкурентов?
С другим местным оператором — «Никой» — мы практически не пересекаемся. Так сложилось исторически. Они обслуживают спальные районы — Древлянку, Кукковку. Там живет чуть ли не полгорода, поэтому эти районы более доходные. А мы работаем в центре города и в малоэтажной застройке окраин. Но мы пересекаемся с интернет-провайдерами, которые теперь уже дают и телевидение, — «Связьсервис» и «Ситилинк», наш партнер. Естественно, параллельно идут сети «Ростелекома». Также конкурируем с «Триколором», «НТВ-Плюс» и другими спутниковыми операторами.
С кем вам тяжелее конкурировать?
Пожалуй, эфирной цифре нам нечего противопоставить. От государства и от крупных федеральных операторов идет очень агрессивная реклама, и нам нечем с ней бороться. Но если крупные федералы просто рекламируют свои услуги, иногда умалчивая о дополнительных условиях, то пиар эфирной цифры нам сильно усложняет жизнь. По ГТРК Карелии несколько месяцев рассказывали, что если до октября зрители не купят «коробочку», останутся без телевидения. Бабушки это слышали и бежали покупать «коробочку» или просить помощи у внуков. Люди звонили нам и спрашивали: «Что, с октября не будет "Петронета"?» Мы пытались объяснить, что они уже давно в цифре, что все работает и докупать ничего не нужно. Но тягаться с федеральной рекламой, в которой нет ни слова про кабельное телевидение и вообще про других операторов, кроме РТРС, мы не можем. У нас нет даже сотой доли их рекламного бюджета.
Вы пытались сами какую-то разъяснительную работу проводить, кроме как отвечая на вопросы по телефону?
Конечно! Листовки печатали, на счетах с обратной стороны рассылали разъяснения. Но и листовку, и текст на обратной стороне счета человек может просто не прочитать. Я, например, весь спам из ящика сразу выкидываю, а счета оплачиваю в электронном виде. Мы искали другие каналы — радио. Но у нас нет возможности дать объявление по всем радиостанциям. Остаются стенды, колл-центры. Наши радиомеханики, приходя на вызов, отвечают на все вопросы на месте…
Недавно в Карелии все-таки отключили аналоговое вещание. Вы ожидаете каких-то изменений в связи с этим в своем бизнесе?
Есть некоторые надежды, что спрос на наши услуги вырастет. С одной стороны, осталось довольно много аналоговых телевизоров, а мы аналог в сети отключать не собираемся. С другой стороны, в соседней Ленобласти мы наблюдаем какую-то активность вокруг эфирных антенн. У нас ее пока нет, и мы не можем стать инициатором. Но если правительство Республики Карелия вдруг инициирует восстановление антенного парка, мы попытаемся включиться в этот процесс. Для нас это будет очевидная дополнительная ниша оказания услуг.
Вы упомянули, что не будете отключать аналог. Почему?
Довольно много людей его смотрят. Некоторые из них, правда, обладая современным телевизором, просто не знают, что можно переключиться на цифровое качество. Мы пытаемся с этим бороться, разъяснять — человеку сложно понять, что есть цифровые пакеты, которые можно смотреть на том же телевизоре, за те же деньги.
Приставки для телевизоров, не поддерживающих DVB-C, вы предлагаете?
Да, у нас есть три разных. Самая простая стоит 1000 рублей. И они продаются.
Приставки для эфирной цифры вы при этом продаете?
Нет. Это было бы странно. Абонент просто переключится на DVB-T2 и перестанет нам платить. Я, конечно, рад за два мультиплекса в эфире, но с точки зрения интересов нашей компании это не очень хорошо. Технически наша приставка могла бы декодировать DVB-T2, но в прошивке этой возможности нет — это условие мы закладывали в ТЗ для производителя.
Расширяете ли вы свою сеть?
В старых районах строиться бессмысленно. Впрочем, в новостройки с одним только телевидением тоже не прийти. Они изначально строятся либо под сдачу жилья, либо для молодежи. В таких домах подключение «Петронета» идет очень тяжело. Гораздо проще там интернет-провайдерам. Мы пробовали заходить в новостройки еще до заселения. На этапе строительства согласовывали все работы, разводили сеть. В каждой квартире делали розетку «Петронета», чтобы человек мог въехать и пользоваться. После заселения давали льготный период — люди могли смотреть полгода или год телевидение за символическую плату или вообще без нее, а потом только подключиться. Но на выходе мы получили довольно странный результат: из 200 квартир к нам обратились для подключения не более 10. То есть выполненные работы по прокладке кабеля так и не окупились. И это не единичный случай, так что мы поняли, что с новостройками нам работать бессмысленно.
Пытались ли вы охватить коттеджные поселки, которые активно строятся вокруг города?
Нет. Пользы от этого никакой, зато проблем много. Тяжело тянуть сети в поселки, где уже и так давно есть интернет и спутниковое телевидение. Там есть предложения на любой вкус: и по оптике, и по витой паре. И мобильный интернет неплохо работает. Я и сам живу в таком поселке и недавно переключился на 4G-роутер — уже лучше и быстрее, чем по витой паре от местного отделения федерального оператора. А телевидение подключил со спутника. Идти в более отдаленные населенные пункты нам тяжело. Нужно иметь свой транспорт — оптику — либо арендовать канал. У интернет-провайдера такая история может окупиться, у нас — под вопросом.
Какие-то дополнительные услуги на базе сети вы предлагать не планируете?
Мы пытались развернуть сеть видеонаблюдения. Но в то же время, когда мы запустили этот проект, с аналогичным предложением выступили упомянутые выше «Ситилинк» и «Связьсервис». Они чуть ли не бесплатно ставили камеры и довольно быстро охватили весь город. Почти на всех перекрестках теперь ведется видеозапись. Мы думаем о том, что надо как-то диверсифицировать свои услуги, но пока ищем подходящее направление.
Интересуются ли ваши абоненты высокой или даже сверхвысокой четкостью картинки?
Сначала казалось, что HD должно быть локомотивом. Высокая четкость позволила бы нам выделиться на фоне IPTV ближайшего конкурента, которому сложно много HD-каналов давать в пакете, так как они повышают расход трафика и тем более цифрового эфирного телевидения. Но учитывая цену на HD-каналы и то, как они продаются, это оказалось невыгодно. Если бы разница в цене обычной и HD-версии была невелика, мы бы гораздо больше их подключили. Каналы сверхвысокой четкости мы даже не пытались включать из-за ограниченной емкости сети. Выкинуть более десятка каналов обычной четкости, чтобы включить один 4К, — странное решение.
С какими еще сложностями вы сталкиваетесь в своей работе?
На данный момент больше всего времени отнимает противоречия между Жилищным кодексом и законом о связи. Доступ к операторскому оборудованию в домах — это большая тема. У нас стандартная ситуация, когда жильцы дома вдруг голосуют за то, что оператор должен платить им, допустим, 1000 рублей. А у нас в этом доме, условно говоря, шесть абонентов и увеличить их количество мы по разным причинам не можем — кто-то подключен к другим операторам, кто-то в принципе не хочет никуда подключаться. В итоге мы должны три четверти дохода с дома отдавать ТСЖ. А поднять абонентскую плату для отдельно взятого дома мы не можем, потому что у нас договор — публичная оферта. По-моему, это просто маразм. И никто с этим ничего сделать не может.
И как вы решаете подобные ситуации? Уходите из дома?
Судимся. И надеемся, что наверху примут какое-то решение. Давно идут разговоры о том, что это теневой рынок. Миллиарды рублей уходят от операторов на покраску заборов, вместо развития сети и услуг. Мы готовы платить какие-то деньги. Но реальные. У нас в подъезде висит всего одна коробочка, мы могли бы платить за нее, предположим, 100 рублей. Главное, непонятно, что будет дальше. Ничего ведь не мешает жильцам проголосовать за то, чтобы брать с нас 10 тыс. рублей за дом. Что их остановит? Должны быть какие-то рамки, оговоренные законом. А то при обрыве кабеля иногда можно услышать: «Пущу вас к месту обрыва, если фасад отремонтируете».
Какие перспективы вы вообще видите на рынке?
Рынок классического кабельного телевидения активно сокращается под прессингом IPTV и спутниковых операторов. Однако процесс этот идет не так быстро, как предрекали. Раньше говорили, что года через три уже не будет никакого кабельного телевидения, но мы продолжаем жить, хоть и с небольшим оттоком абонентов. У кабельного телевидения есть свои неоспоримые плюсы, например, мы можем завести один кабель в квартиру и за одну абонентскую плату подключить три независимых ТВ-приемника. И на каждом из них будут доступны сотни цифровых каналов. Любой IPTV- или спутниковый оператор требует отдельной «коробочки» на каждый телевизор и зачастую отдельной оплаты. Так что мы еще повоюем.
_________________________
Рубрика: Цифровое ТВ
Все Интервью

Комментарии
Авторизоваться
«Триколор ТВ»