«Триколор ТВ»
 

Руслан Белый, ТНТ: «Я знаю, как существовать на телевидении, но не знаю, как существовать в интернете»

15.07.2019 > 11:36
Руслан Белый Руслан Белый
креативный продюсер и создатель шоу Stand Up
Чем стендап лучше КВН? Почему российские комики непопулярны за рубежом? Насколько жесткая на ТВ цензура? Кто снимает хорошие комедии? Может ли комик быть президентом? Обо всем этом «Телеспутник» поговорил с креативным продюсером, создателем и ведущим шоу Stand Up на телеканале ТНТ Русланом Белым.
Как за последний год изменился юмор на телевидении: стал жестче или мягче?

Жестче он точно не стал. Если мы говорим непосредственно про стендап, он стал агрессивнее в подаче и в литературе. Но это означает, что есть такой запрос. Люди же смеются. При этом не могу сказать, что на мои концерты ходит только молодежь. Люди среднего возраста тоже приходят и смеются.

При этом ни для кого не секрет, что на ТВ есть цензура. Мне кажется, что уходящее поколение понимает, что их время проходит, поэтому они пытаются цепляться какими-то нормативными вещами за то, что им привычно. Но мир быстро меняется. Мы все сидим в гаджетах, хотя iPhone появился всего 8 лет назад. Произошел огромный скачок. Раньше смотрели что-то только по телевизору, а сейчас человек стоит на перекрестке и смотрит видео в своем телефоне. Поэтому информацию надо подавать быстро, максимально коротко, агрессивно. Это касается и юмора.

Существует ли для вас такое понятие, как «юмор за гранью», и что это такое?

Как стендап-комику мне легче, потому что все свои шутки мы проверяем на зрителях. Собираются «Открытые микрофоны», мы приносим туда какие-то заготовки, наброски. Из этого выстраивается материал. Юмор за гранью… Если это юмор, если люди смеются, ничего в этом страшного нет. Значит, это не ужасно. Да, шутка может быть жесткая. Но что такое жесткая шутка? Конечно, есть какие-то рамки. Наверное, можно шутить только в одном ключе про Великую Отечественную войну. А про Отечественную войну 1812 года можно шутить уже более гибко. Так что все зависит от времени и от каких-то моральных составляющих.

Шутка может быть очень жесткая, не факт, что ее должны показывать по телевизору, но если это живые концерты, то главное, чтобы было смешно.

Отличается ваша программа в офлайне от того, что показывают по телевизору?
Конечно. Концертная программа более агрессивная, более откровенная, более актуальная. Когда ты ездишь с живыми концертами, у тебя есть какие-то блоки, которые охватывают события недельной давности. Программы для телевидения мы записываем раз в полгода. Например, если записали программу в июне, материал начнут показывать в августе-сентябре. За это время может случиться что-то эдакое. А мы не отреагировали, потому что тогда не записали. Когда выступаешь с концертом, всегда можно оперативно внести коррективы. Я считаю, что на стендап, как и в театр, нужно всегда ходить вживую.
Если бы не было цензуры, отличался бы юмор на ТВ от того, который мы видим сейчас, и в какую сторону?

Он бы отличался, но очень несильно. Я не люблю либералов, потому что вообще не понимаю, кто это. Раньше я им симпатизировал, а сейчас они сошли с ума. Они все любят преувеличивать — если говорят о цензуре, то складывается впечатление, что вырезают целыми холстами. Такого нет. Вырезают, не пропускают или советуют убрать только 2—4% от всего номера. Если скажут, что можно шутить вообще обо всем без ограничений, программа изменится максимум на 5%.

Но такое есть в любой стране — Франции, США, Англии… Если говорить о [западных] телеканалах, там все еще хуже, чем у нас. Там уже про женщин нельзя шутить ни в каком виде.

Эволюционировал ли как-то юмор со времен Райкина, Жванецкого, Задорнова? Или меняются только темы для шуток, а все остальное такое же?

Конечно, эволюция чувствуется. При всем уважении к великолепным артистам, сколько, например, Ярмольник со своим цыпленком выступал, гастролировал, на телевидении появлялся? Пять или даже десять лет. Это его визитная карточка. Благодаря этому номеру он стал знаменит. В современных условиях это невозможно. Нельзя написать 5—10 минут великолепного материала и годами с ним выступать. Тебе на третий раз зрители скажут: пошел ты, мы это уже видели, давай что-то новое. В отличие от того времени, существовать и писать приходится намного жестче. Если бы у меня была возможность целый год писать 10 минут материала, я бы его как родного ребенка выносил бы. А тут постоянно надо писать, постоянно быть в работе.

Безусловно, есть легкие темы — секс, алкоголь, отношения. Чтобы закрыть какие-то дыры в материале, который ты написал, по-быстрому пишешь туда такие шутки. От общества, бывает, приходят претензии, что они пошлые. Но это делается, потому что это легко. Вы либо всем обществом согласитесь, что не будете предъявлять претензии современным комикам, чтобы всегда все было ново, либо идите на уступки в том, что мы всегда выдаем что-то новое, но местами это будут легкие шутки про «сиськи-письки». Хотя это всегда самые смешные шутки. Так что общество лукавит.

Вообще же современный комик должен быть мультиинструменталистом. Не может быть, как в музыке, что кто-то играет только джаз, кто-то только рок, а кто-то только рэп. В рамках юмора нужно уметь все — шутить про литературу, политику, отношения, русский язык, какие-то душевные переживания… Поэтому говорить, что все пошлые, нельзя. У самого пошлого комика может быть шикарный глубокий номер про русский язык.

На самом деле сейчас же очень много молодых комиков. Многие из них пошлые. Так им же 20—25 лет. В стендапе шутят о том, что тебя волнует прямо сейчас. А их именно это прямо сейчас и волнует. Они думают о женщинах как об объекте сексуального вожделения и больше ни о чем. Отсюда все эти шутки и появляются. Никто в 20—25 лет не думает о том, как написать о судьбах своего отечества.

Нет ли ощущения, что формат современного юмора и в частности стендапа в первую очередь подходит для интернета, а на телевидении смотрится несколько чужеродно?

На ТВ он смотрится немного чужеродно, потому что это сейчас самый прогрессивный вид комедии. А телевидение само по себе опаздывает за новыми форматами, новым оформлением и так далее. При всем уважении, когда в 2019 году видишь, как по телевизору показывают «Давай поженимся», «Поле чудес»… Я понимаю, что этим передачам 30 лет, но они за это время никак не изменились. Они никак не откликаются на современные запросы и реалии. Комедия на этом фоне смотрится немного вычурно, потому что все остальное застряло в далеком прошлом. Да и политические передачи тоже. Может быть, «Познер» смотрится более-менее свежо, хотя это только в силу остроты его ума и значимости его фигуры. Все остальные передачи для меня пошлость. Например, «Время покажет», где стоят и разносят Украину в пух и прах. Для меня это пошло, а не про «сиськи-письки» — люди, которые агитируют с экрана за какие-то моральные принципы, хотя сами ими не руководствуются.

А вообще я думаю, что юмор может быть и на телевидении, и в Интернете. Я не вижу проблем в том, чтобы уйти в интернет, но зачем? Что я там буду делать? Хорошо, я смогу там показывать на 5% больше, чем на ТВ, и что? Все эволюционирует таким образом, что у комиков будет какой-то материал для телевидения, и какой-то — для Интернета.

Можно в Интернете юмором зарабатывать больше, чем на ТВ?

Все зависит от концертов, потому что именно они дают львиную долю заработка. На телевидении не платят каких-то сумасшедших денег. Я там получаю хорошую зарплату, но как креативный продюсер телепередач. Как комик я тоже получаю какие-то деньги, но не такие, чтобы на них жить. Я много езжу с концертами, поэтому львиная доля дохода именно от них.

Если ли же сравнивать именно интернет и ТВ, то комик, конечно, может раскрутиться в интернете и зарабатывать сопоставимые с телевидением деньги. Например, Данила Поперечный. А вообще меня очень сильно веселят люди, которые отрицают телевидение, но когда становятся популярными в Интернете, почему-то идут на ТВ.

Возвращаясь к вопросу, уверен, что в Интернете можно зарабатывать, но мне будет тяжелее там существовать. Я знаю, как существовать на телевидении, но не знаю, как существовать в Интернете. Например, смотря на то, что там делает Илья Соболев, понимаю, что я так не смогу. Он достаточно активный парень — каждую секунду что-то записывает, снимает. Я так не могу — идти по улице и записывать какой-то видеоблог. Не то чтобы я это отрицал, но это не в моей энергетике. Что я умею делать? Писать шутки и выступать. Этим я и буду заниматься. А в Интернете нужно жить по определенным законам. Обязательна определенная периодичность. Если я раз в год буду выкидывать 20 минут материала, зрители скажут: да пошел ты… Пока я думаю, что если получится, то буду «женить» телевидение и интернет. Я буду выступать на ТВ и уже пишу какой-то материал для интернета, который чисто по теме ТНТ вряд ли купит. Но это вопрос не ближайшего времени. Скорее всего, понадобится примерно год. За это время многое может поменяться.

Сейчас активно развиваются разные ОТТ-сервисы. В том числе и тематические. Например, полностью посвященный аниме. Если пофантазировать, можете ли вы представить российский онлайн-сервис, полностью посвященный юмору?
Нет смысла так узко бить в одну точку — создавать сервис исключительно для юмора. Непонятно, зачем это нужно. Даже когда запускалось Comedy Radio, они принципиально не хотели ставить музыку, но сейчас ставят ее. Потому что невозможно бить только в одну точку.
Вы готовы вложиться в такой сервис, на который бы люди подписывались, чтобы смотреть только комедии?

У меня нет столько денег, чтобы запустить целый сервис. Хватит, может, на 2% от него. Может быть, это можно сделать, но нужно говорить на эту тему не с творческим человеком, а с бизнесменами. Если бы у меня была какая-то готовая идея, я бы уже ее реализовывал.

Но, скорее всего, пока такой ресурс сделать нельзя. В России пока мало комедии, а в подобном сервисе должно быть много контента, чтобы нельзя было весь его пересмотреть за неделю.

Вы говорите, что в России мало комиков, но со стороны возникает ровно обратное ощущение — кажется, что они появляются как грибы после дождя.

Безусловно, с каждой неделей их становится все больше. Но есть же еще и вопрос качества. Вообще же, чем больше, тем лучше, потому что будет усиливаться конкуренция, благодаря которой выживать будут наиболее талантливые и смешные. От этого выиграют все — и комики, и зрители.

Если брать за референс Америку, где стендап-культура очень развита уже много лет, у них есть даже комики, которые знамениты в рамках какого-то одного города. Его нет в телевизоре, но, например, в Нью-Йорке его все знают. В России пока такого нет. Если комик знаменит, то его знают везде, а не только в одном городе. Когда появится столько комиков и столько площадок в Питере, Москве и других городах, что можно будет говорить о какой-то локальной известности, это будет значить, что комиков уже много.

Стендаперы — это люди, которые всегда сами себе пишут шутки?
В современном мире иначе невозможно. Если ты читаешь чужое, зрители это сразу поймут. Да и невыгодно это. Сейчас автор, который пишет классные тексты другому комику, через неделю-две увидит, что артист, который читает его материал, становится популярным, и задумается, что может выступать сам.
Но талантливый автор может не обладать нужной харизмой для выступлений.
В стендап-комедии в этом плане все проще. Это певцу нужно быть красивым, сексуальным, пластичным. Комик же может быть невероятно застенчив, даже уродлив. Все, что ему надо — перебороть страх и начать говорить. А если шутка смешная, дальше само поплывет. Лично я не знаю такого комика, которому все пишут, а он просто классно исполняет. Почти все пишут с кем-то вместе. У нас на проекте есть авторы — люди, которые помогают писать, редактировать, правдиво говорят, насколько это смешно или не смешно. Но все равно создает шутки сам артист. В этом плане стендап — честный жанр.
Вы сказали, что стендап очень популярен в Америке, где имеет богатую историю и традиции. Есть ли объяснение, почему он прижился в России?

Потому что это смешно. А еще это очень искренне. Когда смотришь на комика, который что-то рассказывает, понимаешь, что он действительно это пережил. Если стоит молодой парень, который говорит, что у него проблемы с сексом, ты понимаешь, что это правда. Или если толстяк рассказывает, что у него проблемы из-за лишнего веса, ты веришь ему. Бывает, что выходят девушки, которые парафинят мужиков. Это же тоже прикольно. Ты же никогда не смотрел на ситуацию с той стороны. А когда они рассказывают, как видят наше поведение, сам начинаешь задумываться, что это же правда и так делать не надо. Поэтому я думаю, что стендап-комедия лучше заходит из-за того, что она искренняя.

Когда показывают миниатюры или поют песни, это все выдуманные ситуации. А стендап-комик рассказывает о том, что произошло с ним. Просто докручивает это, чтобы было смешно.

На самом деле крутые комики — это еще и расследователи. Я обожаю в юморе блоки, когда комик пришел к какому-то выводу в ходе какого-то расследования. И думаю, а ведь правда, все так. Например, недавно слышал выступление о том, что все религии равны, но христианская победила. На вопрос, почему, комик отвечает: а какой сейчас год? И понимаешь, что действительно по всему миру отмечают новый год от Рождества Христова.

Нет ощущения, что люди идут в стендап из-за тщеславия? В Comedy Club командная работа, а тут индивидуальная.
Конечно. Любой артист тщеславный. Если ты не тщеславный, из тебя артист не получится. Любые команды КВН держатся на 2-3 людях, которые самые активные, креативные и идейные.
А не из-за того, что со стороны все кажется очень просто? Вышел, поболтал языком и стал знаменитым.

Абсолютно верно. Когда мы только запустили проект, люди с хорошим юмористическим прошлым это увидели и начали к нам приходить, уверенные, что у них все получится в стендапе. Но очень у многих ничего не получилось. Видимо, не очень хотели. Выступили пару раз, не получили реакцию, которую ожидали, и бросили.

Настоящие стендап-комики очень упорные люди. Очень мало на моей памяти было комиков, которые вышли и с первого раза порвали зал. Сперва нужно пройти тяжелый путь через провалы, унижения, неудачи.

Может ли произойти такое, что стендап убьет командные форматы типа КВН и Comedy Club?

Если их что-то и убьет, это будут какие-то организационные моменты. Эти форматы вообще не конкурируют между собой. Никто не лезет на территорию друг друга. Стендап нельзя поставить во временной слот на Первом канале вместо КВН. Главное, чтобы было смешно и актуально. Стендап хорош тем, что он очень гибкий и может быстро подстраиваться под актуальный запрос времени. А выглядит ли сейчас КВН современно? Я не знаю.

Что касается Comedy Club, пока там есть Харламов, все у них будет хорошо. Это самый смешной человек, которого я знаю. А вообще Comedy Club — это проект, а стендап — это течение. Поэтому сравнивать сложно. Но если завтра Харламов решит делать стендап и у него это получится, у Comedy Club будет большая проблема.

Как современные комики относятся к коллегам из «Аншлага»?
Все по-разному. Я, когда только пришел в стендап и у меня начало что-то получаться, был очень заносчив. Я в какой-то момент считал, что стендап — это главный жанр комедии, которым нужно заниматься, а все остальное вообще не заслуживает внимания. Сейчас я к этому отношусь иначе гораздо легче. Если есть на что-то запрос, это должно существовать. А люди эти мне ничего плохого не сделали. Я с ними вообще не знаком. Почему я должен к ним как-то плохо относиться?
Возможна ли монетизация стендапа за счет рекламной интеграции?
Конечно. Часто в программы стендаперов приходят спонсоры.
И продакт плейсмент может быть?

С этим сложнее. Непросто интегрировать логотип продукта или сам продукт на сцену, где практически нет декораций. В Comedy Club с этим проще — есть зал со столиками, где сидят гости. Их показывают. Можно поставить на столики виски или еще что-то.

У нас, разве что, комик может выйти в каком-то бренде. Иногда можно вплести какую-то интеграцию в монолог, но это очень сложно. Я к этому отношусь скептически, потому что сложно в шутку вставить рекламу органично. К тому же крупные рекламодатели негибкие и требуют, чтобы фраза про их продукт звучала определенным образом. Это должен быть какой-то слоган. В жизни такими фразами никто не говорит. Поэтому невозможно органично прописать такую интеграцию в шутку, чтобы никто не заметил. Но нам тоже нужно зарабатывать, как и телевидению.

Очень много такой интеграции в интернете. Там это сделать легче, так как нет телевизионных ограничений. Можно раздвинуть свой ролик, врезать в него рекламную интеграцию.

Руслан Белый
Руслан Белый на «StandUp Фестивале» в Санкт-Петербурге. Фото: пресс-служба ТНТ
В последнее время все чаще попадаются новости об экспорте российского контента за рубеж — мультиков, сериалов. Возможен ли экспорт российского юмора?
Как только он будет на английском языке. По сути сами шутки особо не отличаются. Там такие же люди, как и в России. Они смеются над теми же вещами.
Так в чем проблема? Можно же перевести.

Нет, переводить — это совсем другое дело. Это в России готовы смотреть англоязычный стендап с русскими субтитрами. За рубежом не готовы так заморачиваться, потому что им просто незачем смотреть на русских комиков с субтитрами, если есть 40 тысяч комиков, которых не нужно переводить. Выучи язык, приезжай, я тебя посмотрю.

Вообще, наши ребята ездят выступать за рубеж. Например, в Эдинбург на большой ежегодный фестиваль. Но пока говорить о том, что кого-то заметили и особо отметили, не приходится.

Но это возможно?
Конечно! Как только наша страна перестанет жить прошлым и станет современной. Это же так легко — сделать английский язык в школах обязательным. После этого мы станем конкурентоспособными во всем, а не только в комедии. Например, в Каннах на кинофестивале у нас авторское кино получает какие-то призы. Жюри смотрит его там с субтитрами. Но как только это все будет на английском языке, никто не станет акцентировать внимание, что это русское кино. Просто будут говорить, что это крутой фильм, крутой режиссер. Зачем нужна эта самоидентификация? Ты должен быть крутым актером, крутым режиссером, тогда тебя будут смотреть во всем мире. Никто же не задумывается о том, что Джастин Бибер или Джим Керри из Канады.
Как вы оцениваете уровень современных российских кинокомедий?

С точки зрения кинопроизводства я вообще ничего не понимаю. Но как зритель я могу сказать, что налицо кризис мирового масштаба. Можно говорить, что у нас стали снимать поганые комедии, но и за рубежом тоже снимают поганые комедии. Я просто не могу вспомнить, какую хорошую комедию я посмотрел за последнее время. Так что я не думаю, что это какая-то локальная российская проблема. Просто у нас привыкли хаять только свое. Все держатся за «Кавказскую пленницу» — раньше было так, а теперь эдак… Да, теперь эдак. И что? Гайдай и Данелия были очень крутые. Сейчас их нет. Нельзя же требовать от какого-то режиссера, чтобы он был лучше, чем есть на самом деле. Он бы и рад, но просто не может. И в мире, как мне кажется, все то же самое.

Еще киноиндустрия несколько офигевает, потому что на волне сериалы, которые все уничтожают. Они ничем не хуже, чем кино, но такие огромные и длинные. Да еще и телевизоры стали такие крутые… Совсем не хочется идти в кинотеатр в каком-то торговом центре и с какими-то людьми смотреть «Аладдина». Просто приходишь домой, включаешь ТВ и смотришь «Игру престолов».

Как вы потребляете видеоконтент?

У меня дома есть телевизор. Он подключен к эфирной антенне. Я не стал подключать какое-то интернет-телевидение, потому что все, что мне надо, я могу вывести через телефон на телек. Еще сейчас много всяких подкастов. Едешь на работу 30—40 минут, включил на телефоне и поглощаешь вместо радио. Вообще, я больше всего контента потребляю через телефон.

Телевизор я обычно включаю фоном. Занимаюсь своими делами, а он фоном что-то вещает. Смотрю обычно «Матч ТВ», но тоже фоном.

Я при этом не продвинутый юзер YouTube. У меня даже аккаунта там нет. Но смотрю там периодически что-то интересное для себя.

Какие из сериалов вы смотрите? Какие-то особо можете отметить?

Я обычно специально не хочу их смотреть, потому что очень сильно подсаживаюсь. Я удивляюсь людям, которые могут смотреть их по одной серии. Я долго сопротивлялся и не смотрел «Игру престолов». Накопил шесть сезонов. В итоге посмотрел все за неделю. Я утром вставал, смотрел сезон и ложился спать. Так проходил мой день. Поэтому я стараюсь не подсаживаться на сериалы.

Что я еще смотрел? «Игра престолов» сильно зашла. Не буду бояться показаться попсовиком в этом вопросе. После нее начал смотреть «Во все тяжкие». С ним было тяжело: смотрел, но он не зашел. В восторге от «Молодого папы». Это какая-то фантастика! Художественная вкуснятина во всех смыслах. Я очень не люблю Джуда Лоу. Если он есть в ролях, я не смотрю этот фильм. А тут он как будто не играл, а жил. Я получил жуткое удовольствие. Еще посмотрел «Убивая Еву» — неплохо, мне понравилось. «Чернобыль» шикарен. Все эти разговоры: «правда», «неправда» — идут на хрен. Просто смотрите фильм. Если все будут снимать и показывать только так, как было, это будет неинтересно — документалка, снятая с квадрокоптера. Я не люблю таких дотошных любителей критиковать.

Может ли комик быть хорошим президентом?
Сейчас и посмотрим. Время покажет. Даже если у Зеленского будет полный провал, все равно это очень круто. Даже сам факт, что народ так быстро его выбрал, очень интересен. Так что посмотрим.
Можете назвать самую крутую шутку последнего месяца?
Вокруг меня так много комедии, что я уже не запоминаю. Когда мы только начинали, я отсматривал ребят вживую и через интернет, тогда запоминалось многое. Я что-то даже записывал и цитировал. Сейчас такого уже нет — услышал и тут же забыл.
Тогда расскажите, что вас в последнее время особо зацепило?
Мне очень нравится книга Джорджа Карлина, название которой я даже не сразу понял: «Будущее уже не то, что прежде». Он пишет о том, что все представляли будущее определенным образом, но оно наступило и оказалось хреновым.

Шоу Stand Up выходит каждое воскресенье в 22:00 на ТНТ.

_________________________
Рубрика: Цифровое ТВ
Все Интервью

Комментарии
Авторизоваться
«Триколор ТВ»